Алкоголизм и наркомания: отрицание болезни

Полная информация на тему: "Алкоголизм и наркомания: отрицание болезни" с комментариями специалистов. Любой вопрос вы можете задать либо в комментариях, либо на странице контактов.

Анозогнозия — отсутствие критики к своему заболеванию и поведению. Термин анозогнозия пришел из врачебной практики и означает отсутствие у человека понимания наличия у него заболевания, отказ признавать его последствия. Зависимость относится к заболеванию, в котором зависимый не может критически относиться к своему употреблению. Он не видит и последствий своего употребления, ответственность за все перекладывается на окружающих, родных и близких в том числе.

Сопротивление лечению

Когда зависимый не понимает, что болен, что его жизнь разрушается, то он не видит смысла что-то менять в себе. Предложения помощи родственниками рассматриваются, как «зло», «заговор», желание избавиться от зависимого, нападение с целью причинения вреда. Поэтому в процессе интервенции можно услышать гневные высказывания зависимого в адрес родных. Он действительно не понимает от чего ему предлагают лечиться. Даже на этапе реабилитации в первые недели зависимый все еще продолжает сопротивляться лечению, а некоторые и намного дольше. Сопротивление в форме отказа общения с родителями, работы на группах, выполнения письменных работ, занятий с психологом, соблюдения режима и дня и правил реабилитационного центра. Или, наоборот, сопротивление лечению может принимать роль «скорого выздоровления» и попыток избежать дальнейшей работы по программе. Зависимый может отказываться проходить дальнейшие этапы лечения, убеждая родственников в меркантильных интересах организации, утверждать, что ему хватит сил самому оставаться трезвым. Это все иллюзии, основанные на отрицании своей болезни.

Отрицание зависимым болезни наркомании и алкоголизма

Один из самых ярких симптомов зависимости — это отрицание болезни. Отрицание принимает множество разных форм. Рассмотрим некоторые из них:
  • прямое отрицание — когда зависимый открыто заявляет, что он не болен и проблем у него нет, поэтому находится в реабилитационном центре несправедливо;
  • невыполнение письменных работ и заданий — забыл, потерял, предпочел устный рассказ и т.п.;
  • отказ делиться своими чувствами, «сухой» рассказ о последствиях употребления;
  • интеллектуализация — рассуждение о болезни без конкретного применения к своему опыту;
  • рационализация — объяснение своего употребления;
  • преуменьшение последствий употребления;
  • замалчивание неприятных событий, связанных с болезнью;
  • соглашательство — формальное признание болезни, последствий;
  • повышение уровня напряжения и агрессии, конфликты с окружающими;
  • апатия, усталость, сонливость, особенно во время занятий и пр.

Отрицание болезни присуще каждому этапу выздоровления. Оно неотступно следует за зависимым. Когда на втором этапе реабилитации при хорошей динамике ваш близкий вдруг начинает утверждать, что освоил всю программу, все понял и «больше так не будет», то вы столкнулись с его отрицанием. Когда вы увидели, что ваш выздоравливающий зависимый начал пропускать группы и замыкаться, то это тоже работа отрицания и есть опасность срыва.

Единственный путь работы с отрицанием и у зависимого и созависимого — это непрерывное выздоровление. Важно не воспринимать этот процесс как нечто навязанное, трудное и обременительное. Выздоровление — это выбор иного пути реагирования, мышления и поведения, который приведет к здоровью и благополучию, как вашего лично, так и семьи в целом. Когда посещение групп, консультаций станет восприниматься не как «надо», а как «хочу», то вы посмотрите на свое выздоровление другими глазами.

Как взаимодействовать с зависимым, когда он в сопротивлении

  • Всегда разговаривать о последствиях употребления только тогда, когда зависимый трезв.
  • Разговор должен носить не критикующий и осуждающий характер, а доброжелательный и заботливый.
  • Говоря о последствиях употребления опирайтесь на факты, а не на свою оценку событий.
  • Ставьте границы на допустимое и недопустимое поведение в вашем доме и в отношении вас в общем.
  • Привлеките авторитетных для зависимого людей в беседу.
  • Помните, что болезнь нужно лечить. Поэтому самый верный путь — это обратиться за помощью к специалистам, которые помогут вам выбрать формат оказания необходимой помощи зависимому и себе.

Какая оказывается помощь зависимым и созависимым

Люди зависимые от алкоголя и наркотиков могут получить помощь и лечение:

  • в наркологической клинике пройти детоксикацию, пережить острый абстинентный синдром отмены алкоголя или наркотиков;
  • в центре реабилитации, амбулаторное сопровождение, индивидуальная работа с психологом, АА/АН. Психологи, терапевты и равные консультанты помогут зависимому сформировать мотивацию на здоровый образ жизни,восстановить психологическую, физическую, социальную и духовную сферы жизни.  Подробнее о программах 

Зависимость — семейная болезнь, поэтому важно и родственникам больного получать информационную помощь и поддержку. Для этого специалисты- психологи проводят группы взаимопомощи для созависимых: информационные вебинары, школы, созданы специальные амбулаторные программы сопровождения.  .

Важно понимать, что анозогнозия, отрицание болезни безвозвратно не уходит. В период ремиссии (период трезвости) отрицание отступает и зависимый видит мир реальным, его решения и поведения адекватны. Срывы — это работа отрицания. Зная симптомы срыва, методы работы и профилактики, возможно продлить ремиссию до пожизненной. Простое и важное условие здоровой жизни — путь выздоровления, творческий и приятный процесс, который улучшит качество вашей жизни.

Алкоголизм и наркомания: отрицание болезни 16

Алкоголики и наркоманы практически никогда не признают своей болезни, что является главной причиной их отказа от лечения. Действительно, зачем лечиться здоровому человеку? Именно так думает большинство любителей алкогольных напитков и наркотиков. На самом деле, подобные утверждения со стороны зависимых – одно из главных проявлений их заболевания, что сопровождается симптомами отрицания недуга и отсутствия критики своего состояния.

В медицинской практике отрицание болезни и отсутствие объективной критики своего состояния носит название анозогнозия. Этот симптом является верным спутником алкоголизма и наркомании, когда пациенты даже с очень запущенными формами недуга продолжают убеждать себя и окружающих в нормальности своего состояния, категорически отказываясь лечиться. Именно анозогнозия позволила наркологической и алкогольной зависимости широко распространиться и твердо укорениться по всему земному шару.

Почему так происходит?

По мере развития заболевания алкоголики и наркоманы теряют все, что есть в их жизни: положение в обществе, друзей и близких, здоровье, ощущение реальность, здравый рассудок, возможность мыслить и тому подобное. Любые попытки окружающих спасти такого человека от пагубной привычки, как правило, не увенчиваются успехом, и со временем больной человек остается сам на сам со своим недугом. Даже будучи серьезно больными, алкоголики и наркоманы не осознают всей сложности их состояния и продолжают винить в случившемся все, кроме психотропного, токсического вещества.

Почему так происходит? Все дело в психологическом моменте заболевания. Как известно, анозогнозия – сформированное в процессе эволюции болезни понятие, которое является характерным симптомом зависимости и проявляется резким отрицанием пациентом наличия у него недуга. В своих неудачах человек винит все и всех, даже родных ему людей, но никогда не признает, что причина его бед заключена в дозе наркотического вещества или бутылке алкоголя.

У наркоманов и алкоголиком в определенной степени развивается токсическое поражение головномозгового вещества или так называемая энцефалопатия, которая выражается в деградации и деструкции нейронов ЦНС. Такая энцефалопатия сначала проявляется нарушениями памяти, рассеянностью внимания, снижением продуктивности умственной деятельности. Позже человек просто деградирует морально, эмоционально и психически, превращается в «бесполое» существо, которому нужно лишь одно – очередная доза. Именно токсическое поражение структур головного мозга является одной из главных причин нарушения восприятия больным человеком объективного видения своей проблемы.

Читайте так же:  Капли Копринол в борьбе с алкоголизмом

Как проявляется симптом отрицания?

Анозогнозию или отрицание болезни в начале заболевания у зависимых людей распознать сложно. Алкоголикам и наркоманам, особенно если речь идет о людях с довольно развитым интеллектом, несложно ввести окружающих (и себя в первую очередь) в заблуждения, мотивируя причины систематического употребления ими алкоголя или наркотиков следующими фактами:

— я пью ровно столько, как и другие, и это нормально;
— да ладно Вам, все пробовали наркотики;
— могу употреблять, а могу и отказаться (если захочу);
— у меня нет необходимости похмеляться;
— мои привычки не мешают моей работе;
— я могу остановиться в любой момент;
— как-то же надо снимать стресс?

Подобных оправданий существует много. Все они сводятся к тому, что человек оправдывает свои действия, пытаясь подкрепить их фактами. В действительности, подобное поведение – симптом болезни, когда зависимый убегает от реальности и полностью растворяется в своей пагубной привычке.

Введение.

При очевидном сходстве пробем наркомании и алкоголизма, очевидно, между ними существуют различия. Ниже представлены принципиальные различия данных видов зависимости.

7 тезисов о различиях и сходствах наркоманов и алкоголиков.

Ниже вы сможете прочитать об основных сходствах и различиях между наркоманией и алкоголизмом. Все утверждения сопровождаются примерами.

Тезис 1.

Без ПАВ химически зависимые люди не свободны в отношениях с другими.

Существуют различные сферы несвободы и уязвимости химически зависимого человека. Это области

  • самооценки;
  • чувств;
  • заботы о себе;
  • взаимоотношений с другими людьми.
Последняя область особенно интересна для обсуждения в среде психотерапевтов, так как объектом терапии как раз и являются отношения между людьми, а сама психотерапия – это лечение именно отношениями.

Свобода в отношениях с другими людьми предполагает возможность приближаться к ним и отдаляться, вступать в отношения зависимости и выходить из них. У алкоголиков (далее «А») и наркоманов (далее «Н»)химические вещества встают на место человеческих взаимоотношений, так как их легче контролировать и они «надежнее» людей.

Тезис 2.

В терапевтических отношениях социальная несвобода у алкоголиков и наркоманов проявляется по–разному.

[1]

Алкоголик – невротик, избегает одиночества, стремится присоединиться к группе, к ведущему, который воспринимается как авторитетная, сильная фигура, чувствует себя виноватым и стремится искупить это, быть «хорошим», поэтому избегает проявлений недовольства, агрессии. Находится в патологическом слиянии по отношению к группе и ведущему. В ситуации, когда его вынуждают отстаивать или просто предъявлять себя, чувствует страх и вину.

Наркоман – нарцисс, не выносит объединения с кем-либо, воспринимает это как попытку подчинить его чужой воле, постоянно находится в конфронтации с группой и ведущим, обесценивая его действия, в любой поддержке ожидает своего унижения. Поэтому не рискует говорить о своих проблемах и просить о помощи. Он слит со своим страхом унижения и замкнут в полярности «всемогущество – ничтожество».

Тезис 3.

Существуют различия между алкоголиками и наркоманами, позволяющие поляризовать их по некоторым параметрам

Работая с химически зависимыми пациентами, трудно игнорировать тот факт, что, несмотря на одну болезнь и сходный путь выздоровления, «Н» и «А» отличаются друг от друга и для успеха реабилитации не последнее значение имеет понимание и использование этих различий.

Различаются психологический возраст и возраст начала употребления.

Прежде всего, заметно, что «Н» гораздо моложе «А». И это касается не только биологического возраста (то есть начала употребления и формирования болезни), но, что еще важнее, психологического возраста, определяя который мы имеем ввиду «нерешенные задачи развития», различные на каждом этапе взросления человека.

Различается скорость образования болезни и развития зависимости от ПАВ.

Зависимость от наркотика формируется скорее, чем от алкоголя, быстрее формируются патологические защиты, поддерживающие употребление и разрушающие прежние ценности (если они вообще успели сформироваться, хотя, конечно уже успели, поскольку каждый человек более или менее чем-то дорожит в жизни), а значит и личность, будучи к тому же незрелой, разрушается быстрее. Сам наркотик – вещество, социально осуждаемое и запретное, что делает его более привлекательным, чем тот же алкоголь, позволяет чувствовать себя взрослее и значительнее, чем другие.

Болезнь начинается с разных точек отсчета, разного уровня личностной зрелости.

«А» уже умеет присоединяться сотрудничать, дорожить контактом, «Н» – нет. Чаще всего «А» имеет и более значимый социальный статус. У «А» до болезни уже существовали ценности в жизни, восстановление которых может быть достаточной мотивацией для выздоровления. Им необходимо восстановить разрушенные алкоголем области  жизни, то есть вернуть себе контроль над своей жизнью, принять на себя ответственность за то, что в ней происходит, отказаться от позиции жертвы обстоятельств, которые вынуждают его пить.

У «Н» надо еще сформировать ценности, за которые он мог бы «зацепиться», чтобы выздоравливать и только после этого работать над принятием на себя ответственности за свою жизнь. Кроме того, им необходимо укрепить свою безопасность, получить опыт того, что они могут действовать в этом мире, что-то менять, что они не беспомощны и не одиноки. Опыт поддержания трезвости как раз и помогает в этом. Они сами что-то делают и остаются чистыми. Рядом с ними есть такие же, как и они, им есть на кого опереться.

Но и тем и другим придется начинать с принятия на себя ответственности за свое выздоровление Необходимо осознание того, куда их привело употребление вещества и понимание, что только они сами могут решить, что им делать дальше с этим.
Разные мотивы употребления.

«А» пьет, чтобы быть «как все», облегчить себе присоединение к общности людей. «Н» употребляет, чтобы подчеркнуть свою независимость, а для этого ему надо научиться игнорировать и других людей, их потребности, и свою потребность в близости, в других людях. (Тем более, что эта способность к близости у них не очень–то и сформирована. Игнорирование других людей скорее спасает от страха перед ними, обеспечивая безопасность через отчуждение.)

Отличается основная потребность, фрустрация которой приводит к употреблению.

Основная фрустрированная потребность у «А» – в близости, присоединении, у «Н» – в безопасности, причем последняя может быть обеспечена, прежде всего, с помощью всемогущего контроля, который дает власть не только над окружающими людьми, втянутыми в манипуляции «Н» с целью поддержания употребления и собственной безответственности за его разрушительные последствия, но, что еще важнее, контроль дает власть и свободу манипулирования собственными чувствами и состояниями, не вступая при этом в контакт с окружающим миром, ничего не меняя ни в нем, ни в себе.

На первых этапах употребления алкоголь сближает, наркотик – аутизирует, таким способом удовлетворяя основные потребности «А» и «Н», обеспечивая существование иллюзии близости для «А» и иллюзии контроля и самодостаточности у «Н».
Отношение к другим людям различно. Алкоголик чувствует себя хуже других, виноватым и неуверенным.

В душе может считать себя хорошим и не понятым, быть обиженным, подавлять агрессию. Наркоман – чувствует свое превосходство и обиду на других за то, что его не признают самым лучшим, при этом сам в глубине души считает себя плохим, стыдится себя, подавляет свою потребность в близости, поддержке, обращенную к другим. Алкоголик пьет «с горя», наркоман – «из мести». Алкоголик чувствует себя ущербным, наркоман – избранным. Алкоголики и наркоманы часто чувствуют взаимное отчуждение. Наркоманы презирают алкоголиков, алкоголики боятся наркоманов.

Читайте так же:  Азитромицин можно ли пить алкоголь
Различаются защитные механизмы, обслуживающие зависимость.

Защитные личностные механизмы:

  • Алкоголик – проекция;
  • наркоман – диссоциация.

Общий механизм для них – проективная идентификация.

Тезис 4.

Общая болезнь – химическая зависимость стирает исходные различия между «А» и наркоманами и приводит к одному и тому же социальному результату – отчужденности и одиночеству.
Что же общего между наркоманией и алкоголизмом?

Прежде всего, использование химического вещества, которое поступает в организм из внешней среды, для изменения состояния сознания в целях саморегуляции. В результате систематического употребления такого вещества от него формируется зависимость, которая сходным образом развивается при использовании и алкоголя, и наркотика. Эта зависимость расценивается как болезнь, требует специального лечения, и выздоровление от нее так же проходит общие, закономерные этапы.

Химическая зависимость приводит к физическому, духовному, социальному, психологическому разрушению человека.

Личность и болезнь переплетаются очень тесно.

Сначала личность использует вещество, то есть болезнь, для удовлетворения своих фрустрированных потребностей суррогатным, но безопасным, способом, потом болезнь использует личность для своего развития и существования. Кроме того, болезнь вырабатывает свои защитные механизмы, прежде всего обслуживающие употребление. Со временем личность постепенно начинает использовать эти механизмы вместо существовавших у нее ранее, более разнообразных, гибких, и часто более зрелых защит, способствующих хорошей адаптации в жизни, поскольку основной потребностью становится не развитие и деятельность, а употребление.

Болезнь, употребление вместо «спасителя» оказывается ловушкой для личности.

Иллюзия удовлетворения основной потребности с помощью вещества перестает существовать, когда начинаются проблемы, связанные с употреблением, когда начинает разрушаться сама личность. В результате «А» больше не нуждается в других, а «Н» больше не над кем торжествовать, другие люди перестают иметь значение. Для обоих значимым объектом остается только вещество – объект зависимости и единственный оставшийся способ выживания.

Употребление ПАВ приводит «А» и «Н» к одному и тому же результату – одиночеству, отчужденности от людей и мира вокруг, от самого себя, замену контакта с другим человеком контактом с веществом.

Поэтому и ту, и другую зависимость называют болезнью одиночества. Со временем личностные особенности стираются, на первый план выходят особенности болезни, которая постепенно «съедает» личность, делая употребляющих людей похожими друг на друга. С «А» это происходит чуть медленнее в силу особенностей самого вещества – алкоголя, наркотик на человека действует более разрушительно.

Тезис 5.

Поддержание трезвости пациента – первичная задача психотерапии и необходимое условие для его выздоровления.

Первичной задачей, стоящей перед выздоравливающим химически зависимым, является способность оставаться трезвым. В своей работе психотерапевт, прежде всего, заботится о том, чтобы пациент овладевал навыками выдерживать напряжение, связанное с необходимостью отказываться от ПАВ. Поэтому на первом этапе, когда уже прошли симптомы абстиненции, необходима работа по преодолению отрицания болезни, сознаванию потерь от употребления, перспектив употребления и принятию на себя ответственности за свою трезвость. Пока это единственная ответственность, которую взять на себя по силам пациенту. Если пациент остается трезвым и его жизнь восстанавливается в разных сферах, можно говорить о первом достигнутом результате.

Можно работать только с трезвым пациентом, не трезвый пациент имеет универсальный способ улучшить свое состояние без терапевта и без собственного труда, то есть прежним безответственным и саморазрушительным способом.
Необходимость заботиться, прежде всего, о трезвости связана с тем, что срыв может закончиться смертью и другого шанса помочь у нас просто не будет.

Терапевт, работающий в этой области, должен принимать эти особенности, свое бессилие и, возможно, ограниченность своих действий, которые диктуются прежде всего необходимостью. Терапевт либо принимает эти условия, либо нет. Здесь встает вопрос, работает терапевт для себя или для пациента. Здесь ставка – жизнь пациента, что ограничивает терапевта в выборе своего способа приспособления и адаптации в работе.

Тезис 6.

Идея спасения губительна для химически зависимых.

Идея заключается в том, что кто-то придет и обеспечит им счастливое и безопасное существование. Это идея изживается только через переживание своего бессилия в присутствии другого человека, который может просто быть рядом, поддерживая чувство сопричастности, близости с пациентом. Это тот опыт, который независимый может разделить с зависимым человеком.

Тезис 7.

Значительные расхождения в позициях и методах лечения алкоголизма у специалистов, занятых реабилитацией химически зависимых, влияют на выбор стратегии взаимодействия с пациентом.

Существуют различные модели лечения наркомании.

Различаются позиции в лечении у врачей, психологов и психотерапевтов. У психотерапевтов основной инструмент работы – отношения с пациентом. Психолог старается избегать отношений с отдельным пациентом, заботясь, прежде всего, о том, чтобы пациенты учились «пользоваться» друг другом, а не им. Врач занимает директивную позицию, не работает с группой, относясь к пациенту как к объекту воздействия, телу, над которым совершаются определенные манипуляции.

В смысле отношений врач дальше всего от пациента. У врача и в отношении к психологам и психотерапевтам такая же нарциссическая позиция человека, знающего, что и как надо делать. У этих специалистов могут быть разные представления о результате реабилитации наркоманов.

Дополнительные материалы

Вопросы для обсуждения со специалистами.

  • Что является результатом работы для разных специалистов, что значит лечение?
  • Что является критерием выздоровления для разных специалистов?
  • Каковы причины трудностей во взаимоотношениях врачей, психологов, психотерапевтов?· Каковы личностные особенности тех, кто занимается реабилитацией и как это проявляется в терапии?
  • Какие потребности удовлетворяет человек, работающий с химически зависимыми?· Каковы возможности терапевта в лечении зависимых?
  • Каковы ограничения психотерапевтического воздействия?
  • Можно ли ограничиться индивидуальной терапией?
  • Как несвобода проявляется в терапевтических отношениях?
  • Какие задачи решает психотерапевтическая группа?
  • Как лучше лечить: в смешанных или однородных группах?
  • Что могут дать «А» и «Н» друг другу?
  • Кто «лучше», кто «хуже» выздоравливает?
  • Что может помочь химически зависимым в выздоровлении?

Основные этапы работы.

  • Работа с болезнью, преодоление отрицания. Эмоциональное «размораживание», принятие ответственности за свое выздоровление, обнаружение, осознавание защитных механизмов, поддерживающих систему отрицания болезни;
  • Осознавание точки жизни, в которой пациент находится сейчас в результате употребления;
  • Возвращение пациентам переживания потери контроля над своей жизнью и разрушительного действия вещества, осознание необходимости помощи и своего бессилия. Для пациента должно быть ясно: контролировать употребление нельзя, впереди ждет гибель, надо сделать все, чтобы избежать первого употребления;
  • Обеспечение понимания пациентом, что надо делать, чтобы не употреблять. Что такое выздоровление. Что такое срыв, его симптомы, протекание, возвращение из срыва;
  • Работа с личностными особенностями. Формирование навыков эмоциональной саморегуляции (то есть обращение с аффектами, обращение за помощью, страх, вина, стыд как инструменты саморегуляции). Пациент должен научиться получать удовольствие от своего тела, включиться в какую-либо деятельность (вносить что-то свое во внешний мир), сформировать ценность отношений с другим человеком. Интеграция Я-реального и Я-идеального, восстановление самоуважения, адекватной самооценки;
  • Обнаружение фрустрированных потребностей. Поиск причин фрустрации. Чего не может делать сам, с чем сам не может справиться. Поиск ресурсов для реализации этих потребностей;
  • Возвращение и проработка избегаемых чувств: стыд, страх, вина, зависть, благодарность, надежда;
Читайте так же:  Какие последствия возникнут при ежедневном употреблении алкоголя?

Мишени для терапевтического воздействия.

  • Отрицание болезни;
  • Стереотипы поведения;
  • Манипуляции и механизмы защиты;
  • Нарушение контакта с собой, эмоциональная бесчувственность, отсутствие потребностей, интересов, привязанностей;
  • Внутренняя изоляция, пустота;
  • Расщепленность. Диффузная идентичность;
  • Социальная некомпетентность.

ЗУН, необходимые для выздоровления пациента:

  • Использовать сообщество и его опыт для поддержания трезвости;
  • Пользоваться группой как мини-социумом, источником поддержки, обратной связи, корректирующей поведение;
  • Научить близких способам взаимодействия с пациентом;
  • Знание концепции болезни, умение распознавать ее симптомы, в том числе различные формы тяги;
  • Принятие зависимости: просьба о помощи, отказ от попыток контроля;
  • Принятие своего бессилия и неуправляемости, честность, обнаружение своих защитных механизмов, принятие формулы изменения «Я плюс среда»;
  • Принятие ответственности за свое выздоровление;
  • Умение распознавать, переживать, выражать чувства. Повышение эмоциональной устойчивости;
  • Укрепление положительного отношения к себе, формирование позитивной самооценки, принятие себя реального. Способность позаботиться о себе;
  • Нахождение ресурсов решать проблемы и переносить напряжение. Творческий подход к собственной жизни;
  • Способность устанавливать поддерживающие отношения с миром и людьми.· Формирование навыка целенаправленной деятельности;
  • Развитие саморефлексии, способности распознавать свои защитные механизмы.

Психологические задачи, решение которых может существенно помочь выздоровлению:

  • Восстановление целостного переживания себя;
  • Возвращение способности жить «в среднем» диапазоне чувств, «скучно»;
  • Интериоризация позитивного, целостного, реалистического отношения к себе, интеграция полярностей любви – ненависти;
  • Восстановление у пациента интереса к своей жизни, к себе;
  • Переживание реалистического разочарования в атмосфере поддержки, принятие ограниченности возможностей фигуры, которая ранее казалась всемогущей. Ее реалистическое восприятие с сохранением к ней уважения и теплой привязанности;
  • Способность опираться на среду, когда необходима помощь;
  • Переживание благодарности, привязанности;
  • Переживание потери, отвержения, используя поддержку другого человека;
  • Восстановление шизоидной и невротической частей;
  • Укрепление Эго-функции;

Автор: Бурцева Е. (Материалы для проведения групповой дискуссии на указанную тему)

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Алкоголизм, наркомания и токсикомания

В группе психических нарушений, возникающих при употреблении психоактивных веществ (то есть таких, которые даже при однократном приеме вызывают желаемые для потребителя эйфорию, возбуждение, активность и другие психоэмоциональные состояния, а при злоупотреблении ими – психическую и физическую зависимость), особо выделяют хронический алкоголизм, наркоманию, токсикоманию. Доля испытуемых, совершивших противоправные действия в состоянии опьянения и проходящих в связи с “неправильным поведением” судебно-психиатрическую экспертизу достигает одной трети.

Алкоголизм, наркомания и токсикомания – это прогрессирующие хронические психические заболевания непсихотической этиологии, искусственно вызываемые и имеющие широкое распространение. При этих заболеваниях у лиц постепенно появляется психическая зависимость от психоактивных веществ, к которой присоединяется физическая зависимость, затем и патологическое влечение к их приему и изменение реактивности организма, а при отсутствии возможности повторного приема данных веществ – тяжело переносимое абстинентное состояние (синдром “похмелья”).

У больных постепенно формируются вегетососудистые, соматоневрологические и психопатологические нарушения, специфические изменения личности и соответствующие им поведенческие реакции. Среди последних преобладают стремление достать и принять алкоголь (наркотики) или другие вещества, игнорирование моральных и материальных интересов семьи и нравственно-этических ограничений общества. В конечном итоге у таких лиц наблюдаются нарастание социально-трудовой дезадаптации, что в значительной мере способствовует росту правонарушений и их тяжести. На отдаленных этапах по мере прогрессирования алкоголизма, наркомании и токсикомании психиатры констатируют у данной группы больных (как результат длительного и хронического интоксикационного воздействия на организм этанола, наркотиков и токсических веществ) органическое поражение головного мозга и вследствие этого нарастающее слабоумие.

Алкоголизм.

В социальном плане хронический алкоголизм рассматривается как неумеренное употребление спиртных напитков, приводящее к нарушениям норм поведения в быту и обществе, приносящее заметный ущерб здоровью, морально-нравственному и материальному благосостоянию семьи.

В медицинском плане алкоголизм – болезнь, которая приводит к патологическим изменениям внутренних органов (печени, сердца, поджелудочной железы), нервной системы и избирательно головного мозга. На психическую сферу алкоголь оказывает релаксирующее (расслабляющее, снимающее напряжение), эйфоризирующее и отчасти успокаивающее действие. Потребность в таком эффекте больше свойственна лицам, плохо адаптированным, с невротическими и психопатологическими характерологическими особенностями. При этом имеют значение микросреда, воспитание, традиции, психическое и физическое перенапряжение, психотравмирующие ситуации. Причинами алкоголизма также являются (условно) наследственность, разнообразные метаболические (обменные) нарушения внутренних органов, некоторые физиологические расстройства, прежде всего вегетативной нервной системы.

Простое или патологическое опьянение, определяется в основном по клиническим проявлениям.

— В основе простого опьянения лежат определенные психические и соматоневрологические расстройства, возникающие вследствие приема даже небольшой дозы алкоголя. Алкоголь избирательно угнетает, прежде всего, центральную нервную систему, нарушает нормальное течение физиологических процессов торможения и возбуждения, определяя этим поведение человека. При этом степень опьянения зависит не столько от количества принятого алкоголя, сколько от состояния организма, функциональных возможностей головного мозга, привыкания к спиртосодержащим напиткам, способа его введения в организм и ряда других причин.

Простое алкогольное опьянение имеет определенную психическую, неврологическую и соматическую динамику, по клиническим особенностям которой судебные психиатры дают медицинское заключение.

Простое опьянение часто встречается в судебно-психиатрической экспертной практике, и решение вопроса о вменяемости не вызывает затруднений, так как у таких лиц длительное время сохраняются контакты с внешними раздражителями, способность критически воспринимать ситуацию, осознавать характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. У них не развиваются психотические состояния (в виде сумеречного помрачения сознания, бреда, галлюцинаций) и поэтому они подлежат уголовной ответственности (ст. 23 УК РФ).

— Патологическое опьянение относится к группе острых кратковременно протекающих психических расстройств. Это психотическое состояние со своеобразной симптоматикой, возникающей в результате приема алкоголя. Для патологического опьянения характерно внезапно наступающее изменение сознания типа сумеречного расстройства, в клинической картине которого сочетаются признаки сумеречного помрачения сознания и галлюцинаторно-бредовые переживания, в результате чего возникает искаженное восприятие и бредовая трактовка окружающего. Обычно отмечается резко выраженная аффективная напряженность – безотчетный страх, тревога, растерянность, гнев.

Совершаемые в состоянии патологического опьянения общественно опасные действия не являются реакцией на какие-то реальные события. В основе их лежат болезненные импульсы, побуждения, представления. У больных в этом состоянии не нарушаются нервно-психические механизмы, регулирующие сложные автоматизированные навыки и равновесие, поэтому лица с патологическим опьянением могут совершать довольно ловкие и сложные движения, направленные на реализацию болезненных общественно опасных действий. У них сохраняется способность совершать сложные целенаправленные поступки, пользоваться транспортом, правильно находить путь к дому т.д. Патологическое опьянение в судебно-психиатрической практике расценивается как психоз. Лица, совершившие противоправное действие в патологическом опьянении, признаются невменяемыми.

Читайте так же:  О молитве за пьющего человека

Алкогольные психозы

Алкогольные психозы являются осложнениями хронического алкоголизма. Их могут спровоцировать:

— различные психогении (в том числе и криминогенная ситуация, арест, следствие, содержание в следственном изоляторе и т.д.);

— вынужденное воздержание от привычного и регулярного приема спиртосодержащих напитков;

— в более редких случаях – массивная алкогольная интоксикация на пике запоя.

Наиболее часто в юридической практике встречаются (в зависимости от преобладающих симптомов) следующие остропротекающие алкогольные психозы:

— делирий (белая горячка),

— острый галлюциноз

— параноид.

Поведение таких больных во время психозов обусловлено спотанностью сознания и адекватно галлюцинаторно-бредовым переживаниям, которые определяют характер их двигательной активности и могут вызвать опасения за жизнь больного и окружающих. В таком состоянии осознание фактического характера и общественной опасности своих действий и возможности руководить ими (то есть критика и воля) у них отсутствует. Поэтому лица, перенесшие алкогольные психозы в период инкриминируемых деяний, признаются невменяемыми.

Алкогольные психозы, группа психических заболеваний, возникающих на почве хронического алкоголизма. Различают острые и хронические алкогольные психозы. Из острых алкогольных психозов наиболее часто встречается белая горячка. Длительность течения обычно 3-7 дней; проведение лечебных мероприятий сокращает длительность болезни. До возникновения белой ‑­горячки на протяжении 2-3 дней ощущаются общее беспокойство, безотчётные страхи, ухудшается сон. Затем появляются галлюцинации, главным образом зрительные, отличающиеся яркостью и часто устрашающим содержанием (страшные люди, звери, насекомые, кровопролитные сцены, выстрелы, угрозы и т. д.).

От алкогольного психоза следует отличать кратковременные (до нескольких часов) расстройства психической деятельности — патологическое опьянение; это состояние может возникать и у лиц, не страдающих хроническим алкоголизмом, после приёма алкоголя (чаще в небольших количествах). При глубоком помрачении сознания в одних случаях развивается слепое, бессмысленно-агрессивное беспорядочное возбуждение, в других — действия определяются искажённым восприятием окружающего или бредовыми мотивами. По выходе из этого состояния происшедшее больным полностью забывается.

Лечение алкогольных психозов проводят в условиях больницы; при всех формах, характеризующихся наличием галлюцинаций и бреда, применяют психотропные средства.

Алкогольный псевдопаралич развивается у лиц, длительно злоупотребляющих алкогольными суррогатами. Предрасполагающим моментом к его развитию является наблюдаемое в особенно сильной степени у некоторых алкоголиков резкое расстройство питания с нарушением обмена веществ, сопровождаемое явлениями авитаминоза. В психической сфере таких больных на первый план выступают явления интеллектуальной деградации. Больной не осознает своей неполноценности, не замечает совершаемых просчетов и ошибок. Фон настроения преобладает благодушный, эйфоричный. Одновременно начинает развиваться переоценка своей личности, принимающая в выраженных стадиях болезни характер нелепого бреда величия.

Судебно-психиатрическая оценка больных хроническим алкоголизмом несложна. Ввиду того что само заболевание (алкоголизм) не лишает их способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, эти лица признаются вменяемыми за совершенные правонарушения (ч. 1 ст. 97 УК РФ и ч. 2 ст. 99 УК РФ). Исключения представляют те случаи, когда алкоголизм сочетается с тяжелым атеросклерозом сосудов головного мозга или возрастными инволюционными изменениями, принявшими характер выраженного слабоумия (деменции).

В судебно-следственной практике встречаются правонарушители и с таким вариантом алкогольной болезни, как истинный запой (дипсомания). Это приступообразно возникающее болезненное и непреодолимое влечение к алкоголю и его суррогатам, к которому могут присоединиться тоска, параноидная настроенность, обонятельные галлюцинации и другие психопатологические симптомы, приводящие к агрессии.

При судебно-психиатрическом анализе дипсомании нужно учитывать возможность острой атаки врожденной биологической зависимости (недостаточности) к эндогенному этанолу (производимому организмом) и признания таких больных во время приступа невменяемыми, а вне запоя – вменяемыми за совершенные деяния.

Изменение личности при алкоголизме

Изменение эмоций при алкоголизме происходит под действием алкоголя — экзогенного фактора, и самолечение может быть причиной, влияющей на эмоции, в частности, нейролептики редуцируют почти все позитивные симптомы, за исключением депрессии, что приводит к тому, что прежде не выраженная депрессия выходит на первый план. Алкоголизм приводит к грубым нарушениям деятельности центральной нервной системы и полной деградации личности. Причем наиболее уязвимой к воздействию алкоголя оказывается нервная ткань. Деградация личности проявляется и в своеобразном алкогольном юморе, когда алкоголик не перестает гоготать над собственными скабрезностями, а у окружающих они вызывают в лучшем случае недоумение. Он первый начинает невпопад хохотать над чужой остротой, даже не понимая ее смысла: ему достаточно лишь сочетания двух чудных слов или одного выразительного жеста, чтобы каждое их упоминание порождало новый взрыв смеха в течение всего дня. (С таким человеком действительно не соскучишься). Другим проявлением деградации является патологическая лживость. Все алкоголики сплошь и рядом бывшие Штирлицы, олимпийские чемпионы, дети лейтенанта Шмидта и т.п. Можно услышать самые невероятные истории, которые обязательно заканчиваются удивительно расхожей фразой: «Подкинь на пивко… Душа горит!» Алкоголики очень ненадежные люди: они никогда не держат своего слова, а точнее — обещают то, что заведомо не способны выполнить. Практически все алкоголики страдают патологической ревностью. Причем это настолько частый симптом, что многие авторы называют его алкогольной ревностью. Первопричина алкогольной ревности — обязательное развитие импотенции. Снижение интеллекта, распущенность и отсутствие самокритики делают его реакцию неуправляемой. Мало того, что его ревность часто оказывается необоснованной, но и результат ее бывает чудовищным. Львиная доля убийств на почве ревности совершается алкоголиками. Семейная жизнь с алкоголиком невыносима

Наркомания.

Наркомания – общее название группы болезней, проявляющихся патологическим, непреодолимым влечением к постоянному приему в возрастающих дозах наркотических средств и веществ вследствие стойкой психической и физической зависимости от них с развитием абстиненции при прекращении их приема.

Это группа заболеваний, объединенных болезненным привыканием (пристрастием), как правило, к немедицинскому приему наркотических средств, которые отнесены Министерством здравоохранения РФ к списку наркотических веществ. В России наибольшее распространение получили морфин, омнопон, кодеин, соломка мака, конопля, синтетические заменители (промедол, фентанил, ЛСД), стимуляторы (первентин, кофеин). Они оказывают специфическое воздействие (стимулирующее, эйфоризирующее, седативное, галлюцинаторное и т.д.) на центральную нервную систему. Лекарственные и другие химические вещества, не включенные в этот список (в том числе и “народные средства”), относят к токсическим, а вызываемые ими заболевания называются токсикоманиями; несмотря на то, что они обладают рядом наркотических свойств, социальная опасность их злоупотребления не столь высока. Это деление довольно условно и носит в основном правовой характер.

Наркомания характеризуется неблагоприятными психическими, соматическими и социальными последствиями. Особенно это проявляется в период вынужденного воздержания от привычного приема наркотиков. У наркоманов выявляется психическая и физическая зависимость от наркотиков, стремление увеличить дозу для получения еще большей эйфории, благодушия, хорошего настроения, прилива сил, легкости, отрешенности от окружающего мира и возникающих проблем. Отсюда болезненная потребность в повторном приеме наркотиков и активные действия, направленные на их приобретение. Все это приводит к заострению черт личности, соматоневрологическим и психическим расстройствам, а затем и к психической, биологической и социальной деградации. Нередко психиатры диагностируют у наркоманов психотические состояния с сумеречным помрачением сознания, бредом, галлюцинациями и другими проявлениями нарушений психики.

Читайте так же:  Какие таблетки от похмелья самые эффективные??

Наркотики вызывают заметные изменения в устной речи. При их приеме и острой интоксикации и соответственно приятном возбуждении и эйфории наблюдаются склонность к быстрой речи, употребление жаргонных выражений, маниакальное усиление дефектов в произношении, плоский юмор, цинизм, шутовство и др. При абстинентных явлениях (во время вынужденного воздержания от привычных доз) и соответственно подавленности отмечаются замедление темпа речи, злобная реакция на замечания (неадекватная по форме и интенсивности), “тяжелая речь”.

Другим немаловажным диагностическим критерием являются дефекты письменной и устной речи у наркоманов. Криминалисты-эксперты отмечают, что их почерк отличается вполне определенными изменениями, состоящими из общих и частных признаков. Так, при действии наркотиков – ощущений «благодушия и эйфории» – заметно улучшается почерк, когда же действие препарата прекращается (наступают абстинентные изменения), он «портится», становится неровным, «нервным», резким, с большим количеством повреждений целости бумаги, помарок, клякс и т.д. В то же время расстройство (изменение) почерка под влиянием наркотических средств зависит также от типа высшей нервной деятельности и психического состояния человека, от предварительного приема снотворных и “успокаивающих” лекарственных препаратов. Как установлено, последние расслабляют психомоторные и мышечные анализаторы и оказывают этим определенное влияние на качественные и количественные признаки почерка.

При анализе судебно-психиатрических заключений лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения наркотическими средствами, в соответствии со ст. 23 УК РФ, как правило, признают вменяемыми. Случаи правонарушений, связанные непосредственно с острой интоксикацией наркотиками, встречаются крайне редко (из-за тяжелого соматического и психического состояния наркоманов и их беспомощности в это время).

Только деяния, совершенные ими в психотических состояниях (сумеречном помрачении сознания, бреду и галлюцинациях) или при глубоких изменениях личности (деградации) и выраженном слабоумии, заставляют экспертов-психиатров признавать их невменяемыми и направлять в обязательном порядке на принудительное лечение в психиатрические стационары.

Лица, страдающие алкоголизмом и наркоманией, осложняют заключение брачно-семейных, жилищных и имущественных сделок. В гражданском процессе экспертиза их дееспособности представляет определенные трудности. Поэтому гражданское законодательство допускает возможность ограничения их дееспособности (ст. 30 ГК РФ) и установления попечительства. Суд, вынося определение об этом, все вопросы решает индивидуально с учетом поведения этих лиц, данных, представляемых психиатрами-наркологами и о их психическом состоянии, степени деградации, и возможности медико- социальной реабилитации.

Токсикомания.

Термин «токсикомания» относится к болезненному расстройству, вызываемому веществом или лекарственным средством, не признанным как наркотическое. Токсикомании характеризуются в основном синдромом физической зависимости, проявляющейся в виде головокружения, головных болей, тахикардии, тремора.

Токсикомании, вызванные снотворными препаратами.

Острая интоксикация снотворными характеризуется говорливостью, повышенной двигательной активностью, ощущением прилива сил, усилением влечений. Хроническая интоксикация сопровождается появлением наряду с эйфорией повышенной раздражительности, затрудненной концентрации внимания, расстройствами памяти. Возникают неврологические нарушения в виде смазанной речи, тремора рук, атаксии. При лишении снотворных возникает, в начальной стадии это подавленность, тревожность, беспокойство. В дальнейшем нарастают злобность, дисфоричность. При углублении абстиненции нарастают отклонения вегетативно-сосудистой и нервной систем. Возможны эпилептиформные припадки. Лечение. Терапия симптоматическая и строится по принципу лечения наркоманий.

Токсикомании, вызванные лекарственными и иными веществами стимулирующего действия, не отнесенными к наркотическим. При однократном приеме стимуляторов возникают эйфория, двигательная, ощущение бодрости и прилива сил. Через несколько часов это состояние сменяется общей угнетенностью, вялостью, разбитостью. Возникает необходимость в приеме повторных доз стимулирующего средства для устранения этого состояния. Хроническая интоксикация большими дозами стимуляторов характеризуется нарушениями сердечно-сосудистой системы, вегетативными расстройствами, стойкой бессонницей, угрюмостью, подавленностью, сниженным и тоскливым настроением с нередко возникающими суицидальными мыслями. Хроническая интоксикация обусловливает изменения личности, а также зрительные тактильные и сенестопатические ‑­ галлюцинации. Лечение проводится в стационаре и начинается с одномоментного лишения стимуляторов.

Токсикомании, вызванные другими психофармакологическими препаратами.

Привыкание возникает при длительном и регулярном приеме так называемых мягких нейролептиков и некоторых транквилизаторов. При длительном их употреблении могут быть симптом толерантности, абстинентные состояния в виде страха, бессонницы, беспокойства, тремора, что говорит о физической зависимости. Физическая зависимость отмечается также при частом приеме антидепрессантов. Описаны токсикомании от циклодола; превышение его терапевтической дозы может приводить к изменению настроения, а большие дозы вызывают иногда психотические состояния: нарушение сознания с грубой дезориентировкой, галлюцинаторной (галлюцинаторно-бредовой) симптоматикой, выраженным психомоторным возбуждением. Клиника психотических расстройств в целом укладывается в делириозный синдром. Патогномоничным симптомом при данном интоксикационном психозе является расширение зрачков (атропиноподобное действие). Длительность психоза около 2 дней (при массивной дезинтоксикационной, седативной, симптоматической терапии).

Токсикомании, вызванные летучими ароматическими веществами.

Острая интоксикация этими веществами внешне напоминает опьянение: сначала возбуждение, расторможенность, затем сонливость. Нарушается координация движений, появляется нистагм. Все эти симптомы служат диагностическими критериями при определении острого отравления, затемони исчезают. Длительные токсикомании от летучих химических веществ сказываются на социальном поведении человека. Среди соматоневрологических нарушений встречаются воспаления носоглотки, дыхательных путей, гепатиты, общая астения. При вдыхании паров бензина появляются легкое головокружение, круги, цветные волны перед глазами, могут возникать зрительные галлюцинации.

Эта проблема также имеет большое социальное значение, так как в настоящее время уже почти половина городских жителей более или менее систематически принимает медикаментозные и “народные” средства, особенно транквилизаторы (седуксен, элениум, тазепам и др.), стимуляторы (кофеин, пиркофен, цитрамон и др.) и снотворные (нембутал, барбамил, берлидорм, люминал). Все эти препараты в конечном счете вызывают привыкание, требуют увеличения дозы примерно каждые четыре недели в зависимости от физиологических и биохимических особенностей организма для получения прежнего эффекта, расшатывают нервную систему и отрицательно влияют на психическую деятельность человека.

Только при злоупотреблении этими препаратами, когда наступает психическая и физическая зависимость от них, можно говорить о токсикомании как о заболевании и давать судебно-психиатрическую оценку деяниям таких лиц. Как правило, токсикоманы, совершившие преступления в состоянии опьянения одурманивающими веществами, в соответствии со ст. 23 УК РФ, вменяемы, за исключением тех случаев, когда у них устанавливают (очень редко) психотические изменения (бред, галлюцинации и т.д.), наступившие при злоупотреблении (отравлении) лекарственными и “народными” средствами.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источники:

  1. Алкоголизм — не приговор. Выход есть. Я счастлив, что я бросил пить — Сорокин Ю. 2018, 223 стр
Алкоголизм и наркомания: отрицание болезни
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here