Аддикции: подходы в изучении патологических зависимостей

Полная информация на тему: "Аддикции: подходы в изучении патологических зависимостей" с комментариями специалистов. Любой вопрос вы можете задать либо в комментариях, либо на странице контактов.

Тема №5. Основные подходы к профилактике и коррекции психических зависимостей

1. Основные направления и формы профилактики зависимого поведения.

2. Система работы психолога по профилактике наркомании в школе.

3.Основные подходы к коррекции аддиктивных нарушений

4. Программа психологической коррекции аддиктивного поведения

Включить Мотв интервью и поянтие об Интервенции вместо АА

1. Основные направления и формы профилактики зависимого поведения.

История современной профилактики.  В странах, где наркомания как проблема существует уже несколько десятилетий, подходы к содержанию первичной профилактики прошли ряд этапов.

Первый этап профилактики зависимостей относится к 1950-70 годам. Тогда профилактика наркотиков сводилась к распространению представлений о риске, связанном с употреблением наркотических веществ, выработке у молодого человека страха и отрицательных установок по отношению к наркотикам.

Второй этап приходится на 1980-е годы, и его логика – в опоре  на разум человека. Многочисленная информация о наркотиках, их воздействии на человека, статистические данные и суждения ученых становились основой  профилактической кампании в надежде на то, что знание беды поможет человеку не поддаться ее влиянию. Применение данной (информационной) модели профилактики позволило придти к следующему убеждению: возрастание объема знаний о наркотиках в принципе недостаточно для изменения социальных установок подростков; кроме того оно может способствовать пробуждению интереса и приобщению к психоактивным веществам.

На третьем  этапе  (1990-2000 годы)  развитие профилактики зависимостей связано с эффективным внедрением целого ряда программ, направленных на коррекцию  когнитивной, аффективной и деятельностно-практической сфер личности.

Виды профилактики. Ее цели и задачи. Выделяют три вида профилактики наркомании:

первичная профилактика имеет целью предупреждение приобщения к употреблению ПАВ за счет пропаганды здорового образа жизни. Мишенью профилактики являются все дети и подростки, их семьи. Работу проводят специалисты с любым базовым образованием.

 вторичная профилактика касается лиц, которые уже имели опыт употребления наркотиков, но  не обнаруживают признаков болезни. Ее цель – сократить продолжительность воздействия ПАВ на человека, предотвратить формирование хронического заболевания. Участвуют в этом виде профилактики квалифицированные специалисты с дополнительной подготовкой – психологи, психотерапевты, педагоги.

Мероприятия, направленные на предотвращение срывов и рецидивов заболевания, т.е. способствующие восстановлению личностного и социального статуса больного  наркоманией относятся к третичной профилактике. Осуществляет работу  специально подготовленный квалифицированный персонал – психиатры, психологи, социальные работники.

В условиях массовой школы можно заниматься только первичной профилактикой наркозависимости. Целями первичной профилактической деятельности на данном этапе становления государственной системы профилактики злоупотребления ПАВ и наркомании в образовательной среде, являются:

—                           изменение ценностного отношения детей и молодежи к наркотикам и формирование личной ответственности за свое поведение, обуславливающие снижение спроса на ПАВ в детско-молодежной популяции;

—                           сдерживание вовлечения детей и молодежи в прием наркологических средств за счет пропаганды здорового образа жизни, формирования антинаркотических установок и профилактической работы, осуществляемой сотрудниками ОУ.

Современная концепция первичного, раннего предупреждения употребления наркотиков и роста наркомании среди детей и подростков основана на том, что в центре ее должны находиться личность несовершеннолетнего и три основные сферы, в которых реализуется его жизнедеятельность – семья, образовательное учреждение и досуг, включая связанное с ними микросоциальное окружение.

                Подходы к организации профилактической работы. В настоящее время существуют различные подходы к организации профилактической работы. Основные их них:

Ø  предоставление информации – этот подход предполагает, что повышение уровня знаний о психоактивных веществах и последствиях их употребления является эффективным средством для отказа от наркотиков. К программам, построенным на этой основе, относится прежде всего школьный курс ОБЖ.

Ø  эмоциональное «обучение» — этот подход базируется на предположении о том, что зависимость от наркотиков чаще развивается у людей, имеющих трудности в понимании и выражении собственных эмоций. Поэтому содержание программ эмоционального обучения сводится к оказанию помощи в преодолении «эмоциональной глухоты и немоты».

Ø  апелляция к ценностям и знаниям – подход основывается на теориях об изменении поведения и связан с использованием методов поведенческой терапии. Проблемное поведение подростка рассматривается с точки зрения функциональных проблем. На основе такой позиции разрабатываются программы жизненных навыков, которые фокусируются на повышении у подростков устойчивости к различным негативным социальным влияниям.

Ø  воспитание противодействия наркотику – этот подход фокусируется на развитии таких социальных навыков, как умение сопротивляться влиянию сверстников  и умение сказать «нет» на предложение попробовать наркотики.

Ø  предоставление альтернативы – развитие альтернативных социальных программ, в которых молодые люди могли бы реализовать стремление к риску, поиску острых ощущений, повышенную поведенческую активность.
Ø  влияние социальной среды и сверстников – подход основывается на понимании того, что влияние сверстников и семьи играет важную роль в жизни подростков, способствуя или препятствуя началу употребления наркотиков.

Ø  укрепление здоровья – этот подход сочетает личный выбор и социальную ответственность за здоровье, где укрепление здоровья является неким объединяющим понятием и представляет собой процесс «примирения» человека с окружающей средой.

Модели профилактической работы. В  литературе описан ряд моделей профилактической работы:

—       медицинская модель ориентирована преимущественно на медико-социальные последствия наркомании и предусматривает в основном информирование учащихся о негативных последствиях приема наркотических и иных психоактивных средств на физическое и психическое здоровье;

—       образовательная модель направлена на предоставление детям и молодежи полной информации о проблеме наркомании и на обеспечение свободы выбора при максимальной информированности;

—       психосоциальная модель своей главной целью утверждает необходимость развития определенных психологических навыков в противостоянии групповому давлению, в решении конфликтных ситуаций, в умении сделать правильный выбор в ситуации предложения наркотиков.

Тем не менее, в последние годы по всему миру проводится активный поиск уни­версальной модели ПП. Сущность искомой модели такова, что ее можно применять вне зависимости от культурного кон­текста, уровня жизни, эпидемиологической ситуации и других характе­ристик, свойственных для той или иной территории. Безусловные различия в содержании деятельности и приоритетах имеют место, но в то же время построение системы все же основывается на общих принципах и подходах.

 Мировая практика показала, что наиболее приближенной по своим характеристикам к указанным выше требованиям явля­ется модель факторов риска и защиты. В основе этой модели лежит процесс определения показателей (фак­торов), влияющих на вероятность приобщения человека к сфере потреб­ления наркотиков и связанных с этим проблем, и работа с этими факторами.  На место прежней цели – достижение полного отказа от наркотиков, встает  иная – формирование здорового стиля жизни. В фокусе профилактической работы оказываются не химические вещества и вызываемые ими эффекты, а люди и анализ причин употребления ими наркотиков. Теоретическим основанием данной модели являются работы А.Бандуры (теория социального научения), Г.Селье (теория стресса), Р.Лазаруса (интегративная модель стресса и копинга).

По  мнению Р.Лазаруса, развитие различных форм поведения, приводящих к адаптации личности, определяется механизмами преодоления стресса. Р.Лазарус вводит понятие «копинга» – преодоление стресса, совладание с ним. Для совладания со стрессом каждый человек использует собственные стратегии на основе имеющегося у него  личностного опыта (личностных ресурсов). Успешность адаптации к стрессам определяется уровнем развития копинг-ресурсов.

К копинг-ресурсам, помогающим справиться со стрессогенными ситуациями, относятся:

Ресурсы личности:

·      Я-концепция или представление человека о себе;

·      интернальный локус контроля  — умение контролировать свою жизнь и принимать на себя ответственность за нее;

·      умение общаться, определенная социальная компетентность;

·      эмпатия — умение сопереживать окружающим;

·      позиция человека по отношению к жизни, смерти, любви, одиночеству, вере;

·      духовность;

·      ценностная мотивационная структура личности.

      Ресурсы социальной среды:

·             система социальной поддержки – окружение, в котором живет человек (семья, общество);

·             социально-поддерживающий процесс – умение находить, принимать и оказывать социальную поддержку.

Рассчитывать на адекватное поведение детей и подростков можно только в случае высокого уровня  их личностных и социальных ресурсов. Взрослые люди не в состоянии обучить детей тем поведенческим моделям, которые им понадобятся в жизни. Мы не знаем , какие требования предъявит им среда, и не можем гарантировать успех. Будущие требования невозможно прогнозировать. Поэтому мы можем только  констатировать, что мы и наши дети находимся под интенсивным воздействием социального стресса, требований среды. В этой ситуации происходит хаотический  поиск наиболее простой модели поведения. При этом часто выбираются саморазрушающие пути совладания со стрессом – алкоголь, наркотики, другие психоактивные вещества.

Отсюда ясно, что наиболее эффективным путем профилактической активности  является путь формирования стрессоустойчивого жизненного стиля, работа с личностными и социальными ресурсами, снижение активности факто­ров риска и повышение действенности защитных факторов.

Факторы риска и защиты. Не каждый человек, испытавший на себе  воздействие наркотика, становится наркоманом. Существует много обстоятельств, от которых зависит, быть наркомании у подростка или нет.  Условно можно выделить  три группы факторов, способствующих  развитию отклоняющегося поведения в целом и наркотизации в частности (так называемые «факторы риска»): биологические, социальные и психологические.

В зависимости от возрастной принадлежности отношение детей и подростков к наркотикам  (психологический фактор риска) меняется.

8-11 лет – возраст появления любопытства к наркотикам. Знания о наркотиках отрывочны, употреблять их пробовали единицы; возрастных группировок, принимающих наркотики как норму, еще нет. Активное употребление чаще всего связано с токсическими веществами (токсикомания).

11-13 лет. Основной возраст начала наркомании. Интерес у ребят вызывает возможность употребления так называемых «легких» наркотиков. Отношение  к наркотику если не позитивное, то с присутствием некоторого «ореола привлекательности». Опасность употребления недооценивается. Первые эпизоды наркотизации связаны, как правило, с трудной семейной или школьной ситуацией, безнадзорностью, некритичным отношением к поведению окружающих. Так как в этом возрасте наиболее доступны  лекарственные и бытовые средства (бензин, клей и т.д.) и в то же время имеется заблуждение, что они менее вредны и опасны, то именно с них и начинается аддиктивное поведение.

14-16 лет. Наиболее опасный возраст для начала экспериментирования с любыми ПАВ. Опыт знакомства с наркотиками происходит на дискотеке, в компании друзей, в подворотне. У большинства возникает либо личный опыт употребления того или иного вида наркотика, либо опосредованный – через близких знакомых или друзей.

Вместе с расширением информации о наркотиках и риске злоупотребления ими формируется и все более определенное отношение к наркотику.

В этом возрасте формируется пять групп по отношению к психоактивным веществам:

·         употребляющие и втягивающие других;

·         употребляющие, но понимающие опасность;

·         активные противники;

·         равнодушные противники;

·         не определившие свое отношение к наркотикам.

На возникновение наркомании в подростковом возрасте могут оказать влияние определенные акцентуации характера. А.Е.Личко выявил, что риск злоупотребления наркотиками наиболее высок  для эпилептоидного и истероидного типов акцентуаций. Гипертимы проявляют особый интерес к галлюциногенам и ингалянтам, которые способны вызывать яркие и красочные фантазии. При эмоционально-лабильном типе риск в целом значительно ниже. При шизоидном типе акцентуации преобладает тенденция к применению опийных препаратов и гашиша, т.е. желание вызвать у себя эмоционально-приятное состояние. Высокий риск наркомании у эпилептоидов  можно объяснить присущей им силой влечений. При циклоидной, сензитивной и психастенической акцентуации употребление ПАВ встречается редко.

Если семья сама по себе является фактором риска? Если ребенок растет в семье алкоголиков и наркоманов? Исследования показывают, что и в этом случае у ребенка есть шанс вырасти здоровым и социально благополучным, если:

·      ребенок может научиться что-то одно делать очень хорошо, тогда он сам, его друзья, соседи будут относится к нему уважительно;

·      ребенок способен просить окружающих о помощи;

·      от ребенка в семье требуют, чтобы он помогал;

·      способен присоединиться к каким-то социально ценным, положительным общественным структурам, как, например, школа, церковь, другая семья;

·      способен вступать в контакт со взрослым, который о нем заботится;

·      способен дистанцироваться от своей дисфункциональной семьи.

       На основе усиления факторов «защиты» и ослабления факторов «риска» и строится профилактическая работа. Но воздействовать на все факторы «риска и защиты» — задача, непосильная одному человеку. Поэтому вместо «точечных» ударов по отдельным сторонам жизни, необходимо сосредоточить  внимание на самом  главном — личностном росте и развитии подростка.

2. Система работы психолога по профилактике наркомании в школе.

   Даже беглого взгляда на перечень факторов риска достаточно, чтобы понять, что приобщиться к употреблению ПАВ или обнаружить какие-либо другие девиации может практически любой ребенок. Поэтому первичная профилактика (ПП) должна проводиться со всеми здоровыми детьми без исключения. Так же как для предупреждения инфекционных заболеваний делаются профилактические прививки, так и для предупреждения аддиктивного поведения необходима специальная деятельность – «психологическая иммунизация».

   Эффективная психологическая иммунизация имеет ряд признаков.

   Универсальность. Одни и те же факторы риска могут вызывать различные формы отклоняющегося поведения, частным случаем которого является  поведение аддиктивное. Узконаправленное воздействие, предупреждающее именно наркозависимое поведение, может привести просто к замене формы девиации: например, с аддиктивного на суицидальное. Поэтому психологическая иммунизация должна предупреждать отклоняющееся  поведение в целом.

   Конструктивный характер. Конструктивная ПП не преследует цели разрушения или изменения неблагоприятных установок, она изначально строит желательные. Решаемые ею задачи – развитие коммуникативности, построение ценностной сферы, моральное развитие, отношения, способствующие развитию эмпатии и дружбы – типичные возрастные изменения нормально развивающейся личности. Конструктивная ПП – это мощное развивающее средство.

   Опережающий характер воздействия. Создание стойких желательных установок возможно лишь до момента, когда дети самопроизвольно усвоят распространенные традиции употребления ПАВ. Попытки их создания позже  более трудны и менее продуктивны, так как теперь необходимо перестраивать уже готовые, например, проалкогольные установки.(12)

    В настоящее время не вызывает сомнения тот факт,  что наиболее удобным местом для превентивной работы является школа. Эффективность ее во многом зависит от согласованной работы различных специалистов – педагогов, психологов, медиков, представителей правоохранительных органов.                 Деятельность школьного педагога-психолога по профилактике наркомании имеет свою специфику, которая и станет предметом обсуждения в данном разделе.

Таким образом, цель и содержание деятельности любого школьного психолога во многом совпадает  с целями  и содержанием  ПП  наркомании  (неспецифические программы).

Тем не менее,  в последнее время  в деятельности педагога-психолога можно выделить специфический аспект ПП. Он  касается  организации и проведения целевых программ, направленных на снижение спроса на алкоголь и наркотики и уменьшение вреда от их употребления  (специфические программы).

Внимание! Учитывая сложность и ответственность проведения антинаркотической и антиалкогольной профилактической работы в школе, мы считаем, что она может вестись исключительно лицами, прошедшими специальную подготовку.

Нормативные документы.

Обязательные документы  педагога-психолога по профилактике наркомании.

· Годовой план работы психологической службы (психолога)  школы.

· Часть годового плана образовательного учреждения по теме «Организация и проведение профилактики наркозависимости среди учащихся». Или Часть  программы профилактики наркозависимости образовательного учреждения.

Диагностика группы повышенного риска наркомании.

Педагог-психолог принимает участие в  выделении группы риска наркомании. При этом важным представляется понимание специфики именно психологического подхода к этой проблеме.

 В таблице представлены признаки риска употребления ПАВ в зависимости от различных подходов.

Подход

Основные признаки риска

Наркологический

Злоупотребление табаком, алкоголем, наследственная отягощенность наркологическими и психическими заболеваниями

Педагогический

Вредные привычки (грызение ногтей, курение), педагогическая запущенность, социально неблагополучная семья

Правоохранительный

Азартные игры, уход из семьи, уклонение  от учебы, участие в асоциальных группировках

Психиатрический

Психические нарушения: невроз, психопатия, депрессия, органическая мозговая патология

Психологический

Повышенная тревожность, неадекватная самооценка, низкий самоконтроль, деформированная система ценностей, нарушенные внутрисемейные отношения, коммуникативные проблемы

Нетрудно заметить, что  указанные выше психологические признаки риска носят достаточно общий характер и подходят практически ко всем типам девиантного поведения. Поэтому, проводя диагностику группы риска дезадаптации или отклоняющегося поведения, психолог вряд может однозначно выделить группу риска именно наркомании только на основании собственно психологических данных. Для этого необходима комплексная информация, сбор которой входит в компетенцию классного руководителя или завуча по воспитательной работе. Психолог же говорит только о повышенной вероятности эмоциональных и поведенческих нарушений у определенных детей и подростков.

Профилактическая работа с подростками.

                Наиболее эффективной формой профилактической работы с подростками является групповая коррекционно-развивающая работа (тренинг), которая позволяет подросткам делиться своими мыслями и чувствами, выслушивать  мнения других, проигрывать ситуации, проводить самостоятельные исследования.

                Можно рекомендовать следующие программы:

·         «Программа формирования здорового жизненного стиля» Программа для подростков (17 занятий) Авторы Н.А.Сирота, В.М. Ялтонский. (17).

·         «Путешествие во времени»  (10  занятий). Авторы Журавлева О.В., Зуева С.П., Нижегородова М.Н. (см. Приложение 1).

·         «Полезные навыки» (5-7 кл.) Проект ХОУП  по заказу Московского комитета образования, 1997 г.

·         «Программа личностно-ориентированной психоактивной профилактики»  (11 занятий) Авторы Березин С.В., Лисецкий К.С., Березовский А.Э. (12)

·         «Программа профилактики здоупотребления наркотиками и другими психоактивными веществами среди детей, молодежи» (18 занятий) Авторы Березин  С.В., Лисецкий К.С., Мотынга И.А. (2)

·          

Профилактическая работа с семьей.

В Концепции профилактики злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде (11)  указаны основные направления работы, формы и средства антинаркотической помощи семье, что может быть использовано при организации работы психолога с родителями.

Ниже представлены выдержки, имеющие отношение к психологической части профилактической антинаркотической программы школы.[1]

«Профилактическая антинаркотическая помощь семье.

Читайте так же:  Сильная мотивация бросить пить

Основные направления работы:

1.         Формирование активного отношения родителей к риску наркотизации и в той микросреде, в которой растет и общается их ребенок.

2.         Предупреждение случаев вовлечения детей в раннюю алкоголизацию, эмоционального отвержения детей, жестокого обращения с ними в семье.

3.         Оказание помощи семье, когда ребенок начал злоупотреблять психоактивными веществами…

Основные формы и средства антинаркотической помощи семье.

…2. Индивидуальное семейное консультирование родителей из «проблемных» дисфункциональных и конфликтных семей по предупреждению ранней алкоголизации, наркотизации, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних…

3.Формирование из родительского актива групп родительской поддержки для «проблемных» семей…

4.         Выявление родителей  группы «риска»  алкоголизации и

наркотизации  и обеспечение им поддержки в оказании социальной и медико-психологической помощи…

…6. Оказание помощи родителям в возвращении ребенка в семью (семейное примирение) в случае ухода ребенка из дома.»

Работа с педагогами.

Наибольший эффект при психологической               работе с педагогами  по профилактике наркозависимости в школе имеют активные формы работы: тренинги, диспуты, деловые игры. Они позволяют сформировать активную личностную позицию по отношению к наркомании, повысить мотивацию и  осознать необходимость согласованного взаимодействия  специалистов  различных профилей и ведомств.

3. .Основные подходы к коррекции аддиктивных нарушений

Определение аддикции как поведения, которое выражается в уходе от реальности посредством изменения психического состоя­ния, подразумевает, что какое-то исходное состояние по каким-то причинам не устраивает человека, и он хочет добиться состояния, которое бы ему нравилось. Стремление к изменению состояния «с минуса на плюс» свойственно всем людям и может считаться само собой разумеющимся. В этом процессе особенно важны способы и условия достижения поставленной цели. Один из возможных путей заключается в преодолении минусового психического со­стояния с использованием энергетических затрат. Второй путь дает возможность одномоментно получить желаемый результат без необходимости привлечения сколько-нибудь значительных усилий. С одной стороны, минимизация количества затраченной энергии является весьма соблазнительной, но, с другой, — такая легкость достижения желаемого состояния приводит к подавлению активности и заложенных в человеке стремлений к развитию, что содержит в себе опасность нарушения естественного развития и даже регресса с возвращением на более раннюю стадию.

Необходимость проведения исследований, посвященных раз­работке эффективных способов коррекции аддиктивных наруше­ний не вызывает сомнений. Давно известно, что такие способы медикаментозной терапии алкогольной аддикций, как аверзивная терапия, терапия антабусом, малоэффективны. Использование аналогичных способов и средств в коррекции нарко- и токсико­мании вообще невозможно. С этим связан вопрос, ответ на ко­торый пока так и не найден специалистами: «Чем и как лечить пациентов, кроме широко используемой в таких случаях деток-сикации, и что с такими пациентами делать дальше?». Ситуация осложняется отсутствием и принципиальной невозможностью создания медицинских способов коррекции любых нехимических аддикций (работогольной, сексуальной, аддикций к еде и др.). Современные психофармакологические средства используются только как вспомогательный способ лечения, на который нельзя ориентироваться сколько-нибудь длительное время, поскольку он чреват присоединением химической зависимости от психоактив­ных веществ, например, транквилизаторов.

Практика показывает, что наиболее эффективными способами коррекции аддиктивных состояний являются те, в рамках которых осуществляется холистический (целостный) подход. Новая аддиктология должна быть не только биомедицинской и не исключи­тельно социодинамической, а холистической, включающей в себя теории, модели, гипотезы, существующие в рамках биомедицин­ской, социологической, психологической и религиозной парадигм. Их совокупность является базовой составляющей холистического подхода. Это положение демонстрирует свою продуктивность в отношении не только аддикций, но и других форм личностных расстройств, посттравматического стрессового расстройства и от­клоняющегося поведения.

Опыт эффективной реализации разносторонних воздействий на аддиктивный процесс можно видеть на примере работы анти-аддиктивного центра в Миннесоты (клиника Святой Марии), в которой основной цикл коррекции всех видов расстройств аддик­тивного характера составляет 28 дней. Проводимые в клинике подходы заимствуются специалистами других стран.

Миннесотская модель включает в себя ежедневное получение пациентами информации, содержащей в себе основные элементы знаний, которые необходимы как для носителей аддиктивной про­блемы, так и для их родственников. Ежедневно в течение 2-3-х часов слушатели знакомятся с лекционным курсом, посвященным темам, которые затрагивают знакомство с механизмами форми­рования аддиктивных расстройств. Предоставляемая пациентам информация об этой стороне аддиктивного процесса чрезвычайно важна для них в связи с необходимостью понимания причин воз­никновения аддикций.

Часть дня посвящена групповым занятиям. Пациенты де­лятся на группы по 10-12 человек. При формировании групп соблюдается принцип, согласно которому группа не должна быть однородной по виду аддиктивного расстройства, состоять только из алкогольных или только из наркоманических аддиктов. С этой целью в ее состав включаются лица с нехимическими формами аддиктивного поведения. Соблюдение этого условия важно для постоянной демонстрации наличия общих механизмов аддикций.

В процессе занятий происходит дальнейшая проработка общих механизмов аддиктивного поведения и одновремен­но осуществляется идеологическая настроенность на жесткую «привязку» слушателей к работе Анонимных Обществ: Общества «Анонимных Алкоголиков», «Анонимных Наркоманов», «Анонимных Сексуальных Аддиктов» и др. Все заинтересованные лица, участвующие в реализации коррекции, суггестируются на предмет необходимости участвовать в программах данных Обществ. Объединяющим принципом является концепция ано­нимности и необходимость следования 12 шагам и традициям, в основном одинаковым для всех Обществ и, по существу, отличаю­щихся только разными названиями аддиктивного агента.

Первое знакомство начинается с представления себя каждым членом группы. Момент презентации имеет большое значение, связанное с обозначением себя как человека, страдающего опреде­ленным видом аддикции. При этом у пациентов, с одной стороны, возникает чувство родственной близости по отношению к носителю такой же аддикции, а, с другой, — более далекое «родство», касаю­щееся людей с другими формами аддиктивных расстройств. Так происходит эмоциональное сближение участников. Каждый вновь прибывший представляет себя аналогичным способом.

Во время встречи происходит общая церемония, в процессе которой все берутся за руки и произносят текст, приписываемый Марку Аврелию, носящий примерно такое содержание: «Мы мо­жем с чем-то справиться, а с чем-то нет. Бог дал человеку силы для того, чтобы исправить то, что он может исправить, терпение для того, чтобы пережить то, что исправить невозможно и мудрость, чтобы отличить одно от другого». В результате тактильного кон­такта и совместно произнесенного текста возникает эмоционально теплая обстановка взаимной поддержки.

Каждый член группы на основании своей истории жизни, пи­шет сочинение о проблеме, обращая особое внимание на детский период жизни, на образы родителей, упоминая о пережитых им драмах, несчастьях и т.д. Специалист, который «ведет» группу, создает атмосферу, стимулирующую других членов группы на вмешательство в этот процесс с самого начала.

Члены группы, имеющие свой собственный опыт и пережи­вания, анализируя написанное, могут, например, сказать: «Ты же не все написал! Ты пишешь о том, что у тебя был проблемный отец, но в то же время почему-то умалчиваешь о том, что он пил или злоупотреблял наркотиками? Почему ты не указываешь, к чему это обычно приводило?» Так начинается перекрестный разговор, в процессе которого идентифицируются оставшиеся без должного внимания проблемы. Участники таких откровений по-­разному переживают их результат. Кто-то обижается, на кого-то накатываются эмоционально окрашенные воспоминания, у кого-то появляются вегетативные реакции в связи с чувством вины или стыда и пр.

Ведущий групповой процесс психолог начинает их успокаи­вать, говоря, что у всех присутствующих существуют такие же проблемы, и вопросы задаются отнюдь не для того, чтобы удо­влетворить чье-либо любопытство, а потому, что спрашивающий и сам когда-то пережил нечто подобное.

Автор неполного сочинения переписывает его еще раз. В об­становке доверия в результате повторного анализа дополненной и переработанной информации достигается лучшее понимание себя и других членов группы. Постепенно степень доверия в группе возрастает. Происходит обучение использованию взаимного опыта

Опыт одного становится опытом другого, что метафорически на-поминает нарастание катящегося с горы снежного кома.

Следующий этап деятельности группы заключается не просто в разборе какого-то случая, а в использовании психодраматического подхода к его воспроизведению и анализу. Элементом психодрамы является участие в ней другого/других членов семьи. Разговор с ними многое проясняет, так как анализ написанного сочинения это одно, а отношение к происходящему заинтересованных людей (мужа, жены, родителей, детей и др.) — совсем другое. Возникают драматические ситуации взаимных обвинений. Диагностируется тот самый «скелет в шкафу», присущий анамнезу многих семей.

Разбор каждого конкретного случая продолжается не менее двух часов и является чрезвычайно полезным для всех участников. Зачастую выявляется, что аддикция составляет только часть другой, более значительной, а иногда, и психиатрической проблемы. Человек вдруг осознает, что всю жизнь он связывается с неподходящими для себя людьми, не входящими в его качественный мир. Между тем, известно, что в случае бедности качественного мира возникает скука и психологический дискомфорт. Такой человек находится в состоянии постоянного эмоционального напряжения, фрустрации и хронического чувства неудовлетворенности. У него возникает комплекс неполноценности, неуверенность, плохое отношение к себе. В этом состоит только одна часть коррекционного процесса.

Вторая часть — непосредственное сближение с Анонимным обществом заключается в подробной проработке на очередных собраниях группы некоторых «шагов» программы. Таким образом, человек исподволь «готовится» к участию в Обществе. При этом как бы подразумевается необходимость дальнейшего участия в работе Общества. Организаторы программы коррекции убеждены в неизбежности только такого пути.

С нашей точки зрения, в этом заключается слабая сторона программы. У многих пациентов возникает внутреннее сопротивление, например, требованиям постоянного покаяния, или прогнозируемой зависимости от Общества.

Далеко не каждый участник коррекционных программ является сторонником идеологии Анонимных обществ. Некоторые программы современных обществ руководствуются принципами, отличающиеся от идеологии Анонимных обществ. К сожалению, российские специалисты до сих пор делают акцент только на программах Анонимных обществ.

Анализ опыта работы Анонимных Обществ за более чем 50-летний период их существования позволяет сделать вывод о том, что представляют собой эти организация, каковы их функции и философия. Некоторые члены Анонимных Обществ называют их религией, спиритуальной программой, культом и др. При всем многообразии оценок Анонимные общества следует рассматри­вать как общество мужчин и женщин, которым присуща общая проблема, и которые стремятся достигнуть и сохранить статус, исключающий аддиктивные реализации, помогая и поддерживая друг друга в достижении этой цели.

Отношение в обществе к работе Анонимных Обществ неодно­значное. Во многом оно зависит от культуральных традиций и подходов. Некоторые считают их работу чрезвычайно эффек­тивной, а другие — имеющей отношение лишь к ограниченному числу аддиктов. Серьезные исследования, посвященные изучению эффективности работы этих обществ, к сожалению, отсутствуют.

Анонимное Общество не является культом, так как оно не со­ответствует большинству критериев, которые позволяют отнести эту организацию к культовым.

Квалифицированный сравнительный анализ характеристик, свойственных обществу Анонимных Алкоголиков и культу, прово­дит Bufe (1991). Приведем основные различия между обществом Анонимных Алкоголиков и культом, поскольку они способствуют лучшему пониманию функций и структуры всех Анонимных Обществ:

• Культ характеризует феномен отчуждения членов культа от других людей. Несмотря на то, что каждый член Анонимного Общества, несомненно, переживает определенную степень социальной изоляции, которая присуща каждому аддикту, пребывание в Обществе не предполагает отчуждения по отношению к большему количеству его членов. Нахождение в Обществе не запрещает выход в «свет», работу и занятия другими видами деятельности, а культы центрированы только на своей деятельности. Анонимное Общество не противопоставляет себя обществу в целом и дружественно относится к нему.

• Для культов характерна авторитарная структура, особенно это касается культов с харизматическим лидером, что не является типичным для Анонимных Обществ. В Анонимном Обществе существует большая структуризация, подчиненность и возможность относительно свободно обращаться со временем начала и конца заседания, на которое можно как опоздать, так и пораньше уйти.

• Анонимное Общество не является авторитарным, так как в его задачи не входит эксплуатация членов или осуществление насилия по отношению к ним.

• Генеральная контора объединяет под своим началом нескольких директоров общества, которые обладают определенным влиянием на группу, но не на каждого члена общества. Центральный совет общества имеет низкий уровень влияния на остальных членов.

• Культы стремятся к вмешательству в жизнь человека, регулируя диету, посты и др. Заседания Анонимных Обществ могут сопровождаться потреблением различной пищи и большого количества кофе.

• В культах существует экономическая эксплуатация членов культа. Чем дальше идешь к цели, обозначенной культом, тем большую сумму денег платишь за приобщение к этой цели. В Анонимных Обществах эксплуатация членов отсутствует.

• Важным критерием отличия культов от Анонимных Обществ является феномен усталости. Заседания Анонимных Обществ не доводят членов до психического и физического истощения посредством упражнений.

• Человек, находящийся в системе культовых отношений, утрачивает способность рационально думать и поступать. Его некритическое отношение ко многим вещам искусственно стимулируется. Анализ концепции Анонимных Обществ позволяет говорить о наличии в их работе определенного антиинтеллектуального оттенка. На заседаниях Общества акцентуируются эмоции, интуиция, «групповое мышление» и влияние членов друг на друга. Во время встреч возникает феномен группового сознания, обмен переживаниями, личными историями, которым иногда придается символический смысл. Анонимные Общества основаны на религиозных предпосылках. Они более нерациональны, чем рациональны, и в прокрустово ложе логических концепций практически не укладываются.

·      Члены ряда культов не имеют частной жизни, возможности заниматься собой и семьей. Анонимные Общества не требуют от своих членов такого самоотречения.

·      В Анонимных Обществах не приветствуются разговоры о катастрофах всемирного характера и предсказания конца света.

Сознание членов Анонимных Обществ находится под определенным контролем. У человека, посещающего заседания общества, происходит трансформация идентичности. Это проявляется в смене убеждений и личностных черт, происходящих как результат индоктринации под давлением психологической атмосферы, влияющей на эмоциональное состояние членов организации. На заседаниях общества в результате существующего в нем феномена социального давления разрешены разговоры на любые темы, за исключением критики, направленной в адрес деятельности Общества. Человек в любую минуту может встать и уйти с заседания. Этим правом не обладают те, кто обязан находиться в Анонимных Обществах по решению суда. В США более 80 тыс. членов Обществ представлено лицами, которые являются членами этих организаций не совсем по собственной воле. Они, конечно, могут покинуть заседания, но последствия такого шага не принесут им ничего хорошего. Имеет значение и понятие социальной солидарности, взаимной зависимости и доброжелательного отношения между людьми. Эти отношения влияют на конформность человека по отношению к 12 шагам. Методы, используемые в работе Анонимных обществ, отличаются большей тонкостью, чем в культах. Но оценка общества с точки зрения контроля сознания все же позволяет считать этот признак присущим культовой организации.  Культ претендует на изменение мира, а деятельность анонимных обществ касается только того, что связано с аддикцией, поэтому Общество не является культом. Следовательно, несмотря на то, что анонимные общества не являются культовыми организациями, элементы некоторых из имеющихся в них позиций напоминают культовые.

Согласно одной из точек зрения, Анонимные Общества относят к неопрогибиционистским (проповедующим сухой закон) организациям, так как в рамках всех Анонимных Обществ существует положение о полном и безоговорочном прекращении выпивки Исключается даже умеренное употребление. Следование этому правилу совершенно необходимо для лиц с потерей контроля. Тотальное воздержание — единственная альтернатива. Этот запрет распространяется только на членов Общества. Анонимные Общества в дела всей популяции не вмешиваются.

Многие считают, что Анонимные Общества — это социальный клуб для неудачников, что также не соответствует истине, т.к. представителями Общества являются часто весьма значимые люди. Было бы неправильным относить Общества к благотворительным организациям и армиям спасения. Анонимные Общества не относятся и к бизнес-организациям. Они не ставят целью получение прибыли. Анонимные Общества не являются религиозной конфессией или миссионерскими обществами. Это Общества, провозглашающие необходимость индивидуального контакта с людьми, которые нуждаются в конкретной помощи. Общества не занимаются саморекламированием. На заседаниях и конференциях по аддикциям могут быть представлены листовки, касающиеся деятельности общества, но с условием предоставления в них очень скромной информации.

Анонимные Общества состоят из содружества людей, которые имеют общие переживания, опыт и общую цель избавиться от аддикций. Члены общества поддерживают друг друга в надежде на помощь Высшей Силы. Лозунг «Читай «Большую Книгу» и ходи на наши встречи» внедряется в сознание членов путем формирования мнения о том, что пребывание в рядах Общества дает результат только потому, что выбран единственно правильный путь благодаря Богу и членству в обществе.

В США существуют и другие общества, программы которых существенно отличаются от программы Анонимных Обществ. Например, программа «Новая жизнь», которая основывается на 13 утверждениях, существенным образом отличающихся от постулатов программы борьбы с алкогольными аддикциями. Отличительным признаком программы является позитивный под­ход к жизни, стимулирующий эмоциональный и духовный рост. Следование этой программе способствует не только преодолению алкогольной аддикций, но и созданию нового холистического жизненного стиля.

Читайте так же:  Пивной алкоголизм у подростков

Движение «Женщины за трезвость» основано на отличии проблемвозникающих у женщин, от проблем, беспокоящих мужчин. К сожалению, эти проблемы зачастую трактуются неадекватно. Гик, например, утверждается, что алкогольная аддикция у жен-шин протекает более неблагоприятно, чем у мужчин, что вызывает справедливое возражение специалистов.

Движение «Женщины за трезвость» берет свое начало с июля 1975 г. и имеет тесную связь с именем известной в США ведущей ток-шоу, автора четырех книг, посвященных женским алкоголь­ным аддикциям — Jean Kirkpatrick. «Женщины за трезвость» — первая национальная программа, которая явилась организацией самопомощи для женщин с алкогольными проблемами.

Поскольку движение «Женщины за трезвость» подчеркивает, что женщины с аддиктивными проблемами требуют особого под­хода, ориентированного на специфические интересы, «шаги» этого движения заслуживают внимания:[2]

1.У меня есть угрожающая жизни проблема пьянства. Я должна научиться контролировать свою жизнь и свою болезнь. Я принимаю на себя ответственность за это.

2.Отрицательные эмоции могут только разрушить меня, моим первым конструктивным действием должно быть устранение всего негативного в моей жизни.[3]

3.Счастье — это та привычка, которую я должна развить в себе, это то, что создается самим человеком, а не то, чего он ожидает от других.

4.Проблемы беспокоят меня только до той степени, в какой я по­зволяю им это делать (я сейчас лучше понимаю свои проблемы и я не нуждаюсь в каких-то субстанциях для того, чтобы с ними справляться).

5.Я такая, как я о себе думаю, я способная, компетентная, заботящаяся, сочувствующая женщина.

6.Жизнь может быть ординарной или превосходной. Я могу достичь ощущения превосходности жизни сознательным усилием.

7.Любовь может изменить течение моего качественного мира.

8.Фундаментальным объектом жизни является эмоциональ­ный и духовный рост.

9.Прошлое навсегда ушло. Никогда больше я не буду чувство­вать себя жертвой прошлого. Я — новая личность.

10.         Любовь, которую ты даешь, вернется к тебе в удвоенном
варианте. Мое доброжелательное отношение к людям приводит
к тому, что и другие любят меня.

11.Энтузиазм-мое каждодневное упражнение. Я высоко ценю все моменты моей новой жизни.

12.Я — компетентная женщина, которая может многое дать окружающим. Я буду всегда такой и буду об этом помнить.

13.Я ответственна за себя и за свои действия. Я контролирую свое сознание, свои мысли и свою жизнь.

Kirkpatrick (1986) подчеркивает значение в работе Обществ групповой динамики. Она считает, что группа не должна пре­вышать 6—8 человек, которые встречаются 1—2 раза в неделю. Те, кто ведет группу, должны тщательно отбираться, трениро­ваться и иметь формальную сертификацию. (Последнее условие в Анонимных Обществах не выполняется. Профессиональные консультанты из других мест приветствуются лишь в качестве советчиков. Члены Общества в процессе работы не стимулируются в группе к поиску полной независимости, при этом ожидается, что тотальное прекращение аддиктивных реализаций будет про­должаться всю жизнь).

В программе движения нет акцентуации на необходимость постоянного поиска в себе чувства вины, на что делается акцент в Анонимных Обществах. Человек избавлен от необходимости составления списка людей, имеющих отношение к его пробле­мам, «инвентаризации» всех своих прегрешений и смирения. Программа противостоит дискриминации по половому признаку. Женщин обучают тому, что они не являются гражданами второго сорта, нагруженными чувством вины, которые «должны подавлять чувство злости, неудовлетворения, фрустрации и.т.д.». В про­грамме движения провозглашаются ценность самозначимости, положительных образов воображения, равенство; делается акцент на использовании внутреннего потенциала для обеспечения личностного роста и независимости. Смирение особенно вредно для женщины с алкогольными расстройствами, поскольку оно способствует снижению самооценки, потере веры в свои силы. В то же время следует понимать наличие в подходах Анонимных Обществ и движения «Женщины за трезвость» как общих точек соприкосновения, так и различий.

Сравнительный анализ двух организаций позволяет выделить в них следующие различия:

1. Философия Обществ типа «Женщины за трезвость» заклю­чается в том, что человек сам берет на себя ответственность за прошлое, настоящее и будущее.
2. Философия Анонимных Обществ основывается на концепции Высшей силы, а философия «Женщины за трезвость» — на концепции эмоционального и духовного роста.

3. На заседаниях Анонимных Обществ член Общества, акцентируя свою принадлежность к аддикции, говорит: «Меня зовут и алкоголик, наркоман, сексуальный аддикт», а в «Женщины за трезвость» делается акцент на выздоровлении. «Меня зовут…, я

компетентная женщина».

4. В Анонимных Обществах постоянно подчеркивается зна­чимость прошлого, а в «Женщины за трезвость» — значимость настоящего и будущего.

5. С точки зрения Fox (1993), программа Анонимных Обществ основывается на религиозной философии Оксфордской группы. В ней подчеркивается значение осознания собственного бессилия, необходимость самоанализа, исповеди, анализа своих ошибок, искупления, обращения в молитве, к Источнику Силы вне соб­ственного Я. Программа «Женщины за трезвость» основывается на метафизической философии, базирующейся на положении «наши мысли создают наш мир».

6. В Анонимных Обществах постоянно подчеркивается не­обходимость пребывания в обществе. Человека убеждают, что в противном случае он снова «скатится» к тому уровню, с которого он начал. В программе «Женщины за трезвость» говорится: «Мы обучаемся тому, как справляться с проблемами. Когда мы научим­ся этому, мы уже не будем нуждаться в этой форме помощи».

7. В Анонимных Обществах делается акцент на смирении и подавлении собственного эго, а «Женщины за трезвость» делают акцент на преодолении смирения и обучении усиления силы эго.

Особенности программы «Женщины за трезвость» свойствен­ны также обществу «Рационального Выздоровления» (Rational Recovery).

Программа «Рационального Выздоровления» способствует прекращению аддиктивной реализации в связи с задействованием присущего каждому человеку чувства внутрен­него достоинства. Акцептация этого фактора оказывается очень важной, так как человек старается оставаться трезвым для того, чтобы испытать чувство положительной самооценки. Он стремится хорошо думать о себе, нравиться себе в связи с тем, что не выпи­вает. Таким образом, в этой программе подчеркивается чувство личной значимости человека, ориентированность на состоянии, в котором человек пребывал до развития аддикций. Следуя этой программе, человек преодолевает деструктивные когнитивные паттерны, которые могут привести его к саморазрушительному поведению.

Существует категория неуверенных в себе лиц, самооценка которых колеблется в зависимости от изменяющегося отношения к ним окружающих, особенно авторитетных лиц. Критический анализ их установок находит отражение в рационально-эмоциональной терапии Ellis (1973). Постоянно меняющаяся самооценка заставляет человека находиться в зависимости от рейтинга, который он получает. Это приводит его к потере само­стоятельности, способности оценивать себя самому. Несовпадение оценки окружения с самооценкой приводит к фрустрации, к плохому настроению. Такого человека легко «подбить» к уходу в аддикцию, как к средству избавления от состояния психологиче­ского дискомфорта.

В программе Общества «Рационального Выздоровления» под­держивается необходимость дистанцирования по отношению как к положительной, так и отрицательной оценке окружения.

В программе общества говорится, что значимость человека и его самооценка не должна зависеть от мнения окружающих.

Ценностные ориентации и притязания личности не могут быть субъектом одобрения или не одобрения. Крайне важным является акцент на осознание индивидуальности каждого из чле­нов общества. Адекватная акцептация человеком комплиментов, критики в его адрес и пр., безусловно, необходима, но определять свою значимость только на основании этих суждений было бы неправильным. Членам Общества предлагается проработать при­мерно такую установку: «Кем бы ни были эти другие, они не живут внутри Вашего сознания и не ходят в Ваших башмаках. У них нет достоверных данных, позволяющих судить о Вас, даже если они занимают позицию, позволяющую, с их точки зрения, высказы­вать эти суждения». Следовательно, эссенциальная значимость человека это постоянная, а не вариабельная величина, которая не должна зависеть от оценки окружения. На этой основе строится философия групп «Рационального Выздоровления».

Члены Общества осознают подверженность человека соверше­нию различных ошибок. Идеология группы провозглашает преоб­ладание самопрощения над чувством вины и стыда. Переживая со­жаление, угрызения совести и грусть, человек не осуждает себя как личность за их причину. Аддикт оценивает эти негативные эмоции им к нормальную реакцию на конкретные ситуации, не давая себе общей отрицательной оценки. Он принимает индивидуальное решение исправить результаты прошлых ошибок на основании собственного суждения, которое не является предметом обсужде­ния остальных членов Общества. Член общества «Рационального Выздоровления» принимает себя как индивидуума, совершающего ошибки, но, несмотря на это, являющегося достойным человеком, способным к личностному росту. Известно, что констатация одних лишь социальных и личных достижений зачастую не может дать человеку ощущения экзистенциального счастья и спокойствия, и наоборот, хронический неудачник может не считать себя таковым.

Одной и проблем, которые обсуждаются на заседаниях обще­ства «Рационального Выздоровления», является вопрос о «пуско­вой» выпивке у человека с алкогольными проблемами.

В обществе «Рационального Выздоровления» первая «пуско­вая» выпивка у человека с алкогольной проблемой рассматри­вается не как изолированное решение. Первый прием алкоголя является последним звеном в серии предшествующих решений, связанных с осмыслением необходимого количества алкоголя, с местом его приобретения, с выбором места употребления, ком­пании и пр. Принятие решения о необходимости приема алко­голя не является пассивным действием. Выпивка планируется как звено цепи, состоящей из нескольких решений. Общество «Рационального Выздоровления» требует от своих членов тоталь­ного воздержания, считая, что любой прием алкоголя у человека с проблемами является звеном аддиктивного поведения.

На заседаниях Общества обсуждаются и социальные аспек­ты выздоровления. Несмотря на то, что выздоровление является персональной проблемой каждого человека, эта проблема выходит за пределы личностного пространства отдельного индивидуума. Социальный аспект выздоровления включает в себя осознание отрицательного влияния аддиктивной реализации на жизнь других людей и формирование ответственного отношения аддикта к необходимости заботы об окружающих. Убеждения человека с алкогольной проблемой, вербализованные им фразой «Если я пью, то я приношу вред только себе», подвергаются серьезному анализу и проработке во время заседаний Общества. Эти утверждения рас­сматриваются как убедительный пример иррационального мыш­ления аддикта. Обращается внимание на то, что человек должен не просто избавиться от аддикций, а заменить ее социальной ак­тивностью, приносящей чувство более глубокого удовлетворения, реализовать план ответственного поведения, обеспечивающий психологический комфорт и способность овладения навыками эффективного решения жизненных проблем. Поэтому частью программ Общества «Рационального Выздоровления» является семейная психотерапия, на сеансах которой приобретаются на­выки, позволяющие справляться со стрессами и жизненными трудностями, быть более социабельными, более понимающими и способными поверить в свои силы и возможности.

В программе Общества «Рационального Выздоровления» де­лается акцент на формировании независимости индивидуума в противоположность зависимости. Аддикта характеризует традици­онная точка зрения, формулируемая им примерно так: «Поскольку я аддикт, мне необходима опора на кого-то более сильного, чем я, на «ограничивающего Спасителя», на которого я могу положиться». Общество «Рационального Выздоровления» рассматривает зави­симость аддикта как проблему, справиться с которой возможно только умением думать и действовать независимо.

Анонимные Общества провозглашают идею необходимости помощи Высшей Силы в преодолении аддикции. В программе Общества «Рационального Выздоровления» говорится, что те, кто верует в возможность Бога помочь в преодолении проблемы, не­пременно должны идти по этому пути. Те, кто не имеет большой уверенности в этом, не должны «загружать» Бога подобными про­блемами. Общество не оппозиционно по отношению к религии, оно не является ни теистической, ни атеистической организацией, исходит из убеждения, согласно которому человек может изменить свой паттерн поведения без непосредственного сверхъестественно­го вмешательства в соответствии с положением «Бог помогает тем, кто помогает себе сам». Религиозная ориентация членов общества приветствуется в случае, если их личные убеждения и верования отличаются от когнитивного подхода, характерного для общества «Рационального Выздоровления». Общество приветствует концеп­цию субъективной природы спиритуальности. Каждый человек выражает религиозное чувство по-разному, что отражается и на проблемах, связанных с адаптацией.

Согласно Trimpey (1992), выделяют следующие специфиче­ские характеристики общества «Рационального Выздоровления»:

1. В обществе «Рационального Выздоровления» нет духовно­го «стриптиза», характерного для Анонимных Обществ. Члены общества предпочитают обсуждать свои проблемы один на один с профессионалом. Эмоциональный катарсис, возникающий при этом, похож на «холодный душ», который легче воспринимается в компании со специалистом,чем с членами большой группы.

2. Проникновение в прошлое человека осуществляется с боль­шой осторожностью. Основной акцент делается на настоящем и на планировании будущего. Приветствуется разнообразность подходов.

Некоторые Общества строят свою работу на изучении трудов различных когнитивных психотерапевтов и других исследовате­лей, которые приглашаются на заседания для чтения лекций, посвященных, например, трансактному анализу Э. Берна, рацио­нальному питанию, аддикциям, дискуссиям о способах решения проблем, методах борьбы со стрессом, стратегии выживания в современном мире и пр.

3. Приветствие в обществе «Рационального Выздоровления» исключает «мазохистическую гордость». Представляясь, чело­век не унижает себя наклеиванием каких-то «этикеток» (член Анонимного Общества постоянно называет себя аддиктом).

4. В обществе «Рационального Выздоровления» нет жетонов и значков, которые используются в Анонимном Обществе для демонстрации, например, того, что человек в течение 2-х месяцев не употребляет наркотики.

5.Нет встреч, посвященных празднованию дней рождения и годовщин вступления в Общество. Символические победы при­ветствуются, но основное внимание уделяется концентрации на изменениях, результатах обучения и прогрессе. О выздоровлении не говорится, говорится только об улучшении.

6.Перекрестный динамичный разговор во время встреч дове­ден до совершенства, т.к. членов общества учат думать, задавать вопросы и предлагать полезные варианты выхода из проблемных ситуаций. Обучение базируется на использовании собственного опыта и опыта окружающих. Атмосфера свободного обсуждения проблем способствует частым инсайтам.

7. «Рациональное Выздоровление» — это образовательная программа, требующая от каждого из ее участников чтения со­ответствующей литературы и дискуссий по вопросам аддикции. Родственники и друзья аддикта могут приходить на встречи, если они проявляют к ним серьезный интерес.

Добровольные пожертвования в обществе осуществляются по принципу «шляпа по кругу». Помощь со стороны принимается только в том случае, если она носит анонимный характер, или жертвуется организацией, существующей как фонд.

9.               Вопрос о необходимости вступления в члены Общества решается следующим образом. Желающим стать членом Общества предлагают несколько раз посетить заседания организации и только после этого принять окончательное решение. В отношении
тех, кто решил для себя этот вопрос положительно, используется
суггестия на необходимость регулярных посещений. Но это требование не носит максималистского характера. Общество оставляет за собой право отказать человеку, если его поведение неприятно другим членам группы. В общество могут быть приняты те, кто покинул ряды Анонимного Общества в связи с неприятием 12 шагов.

10. В отличие от Анонимных Обществ во время заседаний общества «Рациональное Выздоровление» курение запрещено.

Обществом «Рациональное Выздоровление» не привет­ствуются использование всевозможных упрощенных лозунгов и схем. Количество задаваемых на заседаниях вопросов не ограни­чивается.

Современные исследования по коррекции аддикций сви­детельствуют о целесообразности использования «Программы жизненного процесса» (Peele, Brodsky, 1992), которая направ­лена на улучшение способа функционирования человека с его реальной, особенно с социальной средой, людьми, с которыми ему приходится иметь дело в семье, на рабочем месте и в обществе. Первичным фокусом, требующим особого внимания, является определение, очерчивание человеком своей группы, которая либо поддерживает, либо не поддерживает его в развитии жизненных навыков. Повсеместное формирование такой поддержки во всех психологических «нишах» больше, чем что-то другое «выбрасыва­ет» аддикцию из жизни. Если человек меняет группу, к которой относится, он становится в каком-то смысле другим человеком. Здоровое поведение приобретает характер статус-кво, становится обычным, нормальным состоянием, а аддикция чем-то неподходя­щим. Одним из путей модифицирования среды, которая окружает человека, является прерывание отношений с группой, которая способствует вовлечению в аддикцию, или выбор новой группы/ групп для присоединения к ним.

—«Программа жизненного процесса», как показывает опыт её осуществления, может быть для ряда аддиктов альтернативой стратегии Анонимных Обществ, получивших сегодня большое распространение в мире. В связи с этим следует обратить внима­ние на некоторые особенности программ Анонимных Обществ, определяющих специфику их восприятия аддиктами и влияния на течение аддиктивного процесса.

-Анонимные Общества догматичны. Общества насильственно навязывают точку зрения, требуют жесткого подчинения политике группы. Членам группы не позволяется проявлять свободу выбора и индивидуальные различия, свойственные каждому человеку.

—           Анонимные Общества подрывают индивидуальное чувство доверия к себе и веру в свои силы, так как постоянно настаивают на слабости членов группы и предрекают им самые плохие по­следствия, если они нарушат эту политику или, тем более, оставят группу. Не позволяют людям выйти за пределы аддиктивной идентичности, что проявляется в постоянных самообозначениях «я алкоголик», «я сексуальный аддикт» и т.д.

— Они полностью фиксированы на алкоголе, наркотике, еде, других аддиктивных агентах, игнорируя особенности жизни чле­нов группы, их качественный мир и препятствуя их функциони­рованию вне группы.
Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

4. Программа психологической коррекции аддиктивного поведения

Аддиктивное поведение требует оказания эффективной психолгической помощи. Практически каждый практикующий психолог в своей работе соприкасается с личностью, поведение которой может быть определено как аддиктивное. Разработанная программа (Короленко Ц.П.) раскрывает содержание и значение психокоррекционного процесса, направленного на работу с аддиктивным поведением. Собственный опыт исследовательской работы позволил нам создать и оценить комплексный психокоррекционный подход, показавший свою эффективность в коррекции аддиктивного ведения с различными формами аддикции. Создание психологического портрета аддиктивной личности — это база, с которой начинается работа психолога в рамках  коррекционного процесса. С этой целью внимательно и поэтапно изучается личность клиента с момента первой встречи.

Читайте так же:  Cтадии алкогольного опьянения

Практика показала, что индивидуальная работа позволяет наиболее эффективно понять и изучить личность клиента, обраща­ющегося за консультативной помощью, понять ее индивидуальное и психологическое своеобразие. Дальнейшая психокоррекционная работа в групповом формате взаимодействия закрепляет эффект, уже полученный во время консультаций и формирует новые, адап­тивные поведенческие модели.

На первом этапе происходит знакомство психолога с клиентом, начинается ориентировочная работа и вхождение в коррекционный процесс. Задача этого этапа состоит в отборе клиентов для участия в психологической коррекции, обсуждении условий и пра­вил работы и заключении договора (психологический контракт).

На данном этапе психолог учитывает ряд важных требований, необходимых для адекватного отбора и комплектования групп.

К требованиям, предъявляемым к личности, давшей согласие на участие в психологической коррекции, относятся:

— отсутствие психических расстройств и психических пато­логий;

-готовность и желание к предстоящей психологической коррекционной деятельности;

— адекватность поведения, отсутствие открытой агрессии или других деструктивных эмоций.

Работа с аддиктивной личностью — это трудоемкий, сложный длительный процесс, который может сопровождаться различными, в том числе и нестандартными, ситуациями, например, демонстративно-шантажным поведением, нарушением условий вора и прочее. В этой связи, одним из главных моментов совместной работы является заключение психологического контракта.

Психологический контракт, который использовался в проводимой нами работе, включал следующие разделы:

1.Правила работы — конфиденциальность, ненанесение ущерба себе, терапевту, имуществу; запрет на межличностные или иные отношения между психологом и клиентом за пределами кабинета, обязательное извещение психолога обо всех кризисных, тяжелых ситуациях, возникших во время работы.

2.Режим работы и место встреч. Нами предлагалась и огова­ривалась стандартная схема встреч. Предполагали 3—5 индиви­дуальных встреч , длительностью по 1,5-2 часа до начала группового процесса, а также 1-2 встречи перед завершением всего психокоррекционного процесса. Групповая работа предполагала, как правило, 40 часов участия.

3.Условия преждевременного прекращения работы: обман и искажение данных, предъявляемых психологом в ходе ра­боты; проявление агрессии или иных деструктивных чувств; систематическое невыполнение заданий и упражнений; ис­пользование психологической работы в качестве «мишени» для уклонения от работы или учебы или средства манипуляции другими людьми. Использование информации, полученной в групповой работе, против другой личности, или как повод сведения личных счетов.

4. Дополнительные условия определялись в ходе диалога и могли быть связаны со специфическими условиями жизни, ко­торые клиент не хотел обсуждать (особенно с другими членами группы).

Индивидуальная психологическая работа, используемая в нашей программе, осуществлялась с помощью двух психологиче­ских средств. Из широкого арсенала индивидуальных психоло­гических средств нами были выбраны психологическая беседа и ведение личного дневника.

Комплектование коррекционной группы при работе с лицами, имеющими аддиктивное поведение, имеет свои специфические особенности. Первое, что должен учитывать при этом психолог, — это добровольность участия и сформированность мотивации на предстоящую работу, обеспечивающие возможность достижения положительных результатов.

Состав коррекционной группы комплектуется в зависимости от ситуации и возможных условий. Группы могут быть как гомо­генными, так и гетерогенными с учетом возраста, пола и вида аддикции. Слишком большой возрастной разрыв не желателен. Ксли коррекционный процесс проходит, например, в условиях закрытого специализированного учреждения, то состав групп и важно продумывать заранее, так как не всегда желательно при сутствие некоторых лиц, имеющих высокое статусное значение и своей микрогруппе. Опыт проводимой нами коррекции показал, что в закрытых учреждения интернатного типа, а также в колони ях для несовершеннолетних осужденных присутствие неформал], ного лидера может мешать достижению поставленных психологом коррекционных задач в связи с контролем и психологическим давлением со стороны лидера. С учетом этого факта мы включали неформального лидера в другую коррекционную группу, где его влияние было минимальным.

Одним из неформальных правил работы с лицами, находя­щимися в закрытых учреждениях, является запрет на телесные контакты и прикосновения. В учреждениях интернатного типа и колониях существует регламентируемая статусная иерархия с жесткими правилами и отношениями, в рамках которых же­лательно исключать тактильные контакты. Поэтому групповые упражнения, предполагающие тактильные контакты, следует из программы исключить.

Нами сформулированы определенные правила, которые бра­лись за основу при комплектовании групп.

1Отбор членов группы осуществляется психологом самостоя-
тельно, по результатам индивидуальной работы после анализа и
интерпретации диагностических данных.

2.Работа в группе проводится с лицами, прошедшими ком­плексную диагностику и процесс индивидуального психологиче­ского консультирования.[4]

3.В процессе беседы с психологом каждый участник знако­мится с целью и задачами групповой работы и высказывает свое мнение по поводу готовности к работе и добровольного согласия на нее.

4.Состав группы подбирается с учетом психологических осо­бенностей и однородностью решаемой проблемы.

5.Количество участников в группе составляет от десяти (ми­нимум) до пятнадцати человек.

6.Время и количество встреч. Каждое групповое занятие не должно занимать более двух часов, периодичность групповых за­нятий — один раз в неделю в течение 5 месяцев.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПРОГРАММА КОМПЛЕКСНЫХ МЕР ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРКОМАНИИ, НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И СВЯЗАННЫМ С НИМИ ПРАВОНАРУШЕНИЯМ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ НА 2009 — 2013 ГОДЫ

Государственная программа национальных действий по предупреждению и преодолению пьянства и алкоголизма на 2011–2015 годы 

Приказ Министерства образования РБ 27.07.2010 № 516 «Об организации работы по профилактике табакокурения в учреждениях образования Республики Беларусь»  

Aддикция (зависимость) — ощущаемая человеком навязчивая потребность к определенной деятельности. Термин часто употребляется для таких явлений, как лекарственная зависимость, наркомания, но ныне применяется и к нехимическим (поведенческим) зависимостям, таким, какигромания, шопоголизм, психогенное переедание, гиперрелигиозность и т. п.

В медицинском смысле, зависимость — навязчивая потребность в использовании привычных стимулов, сопровождающаяся ростом толерантности и выраженными физиологическими и психологическими симптомами. Рост толерантности — это привыкание ко все большей величине стимула.

История термина

Десятилетия назад зависимость была фармакологическим термином, который подразумевал использование препарата (лекарства, легального или нелегального наркотика) в достаточном количестве, чтобы избежать неприятных эффектов отмены. Сопряжённое с состоянием такой зависимости аддиктивное поведение («наркотизм») расценивалось как девиантное и противопоставлялось аддикции как болезни. В настоящее время произошло смещение точки зрения на сущность такого рода аддиктивных расстройств. «Наркотизм» стал рассматриваться наряду с иными поведенческими аддиктивными расстройствами как единый феномен, общего взгляда на психопатологическую сущность которого, однако, не существует.

Классификация

Разными авторами аддикции относятся к обсессивно-компульсивным расстройствам, расстройствам продуктивного спектра, сопоставляются ссумеречным расстройством сознания и т. д. Рядом авторов усматривается стойкая (до 60 %) коморбидность аддиктивных растройств как между собой, так и с иными психическими растройствами (аффективными, обсессивно-компульсивными и т. д.).

В целом, аддикции условно можно разделить на «химические» (субстанциональные) — называемые также физической зависимостью и поведенческие зависимости (несубстанциональные, психологические).

Поведенческая аддикция в психологии — состояние сознания человека, характеризующееся привязанностью к определенной деятельности, неспособность самостоятельно ее прекратить.

Изучение явления

Аддиктивное поведение связано с желанием человека уйти из реальной жизни путем изменения состояния своего сознания. Изучением этого явления занимаются клиническая психология и социология.

Есть приемлемые обществом формы аддикции: духовные практики, медитации, влюблённость, творчество, трудоголизм, экстремальный спорт, а также социально опасные: переедание, токсикомания, наркозависимость и другие. В отдельных случаях аддикции могут преднамеренно развиваться (например, изучаются факторы познавательной аддикции у интеллектуально одарённых подростков).

Аддикция

Вещества

Алкоголь · Никотин · Токсикомания · Наркомания

Пища

Шоколад · Сахар  · Обжорство

Поведенченские

Компьютер · Азартные игры · Видеоигры · Интернет · Порнография · Секс · Покупки · Клептомания · Загар · Телевидение · Работа

1. Психологическая зависимость — неоднозначный психологический термин.

В современной западной психологической литературе используется в единственном смысле — зависимость от наркотиков (опьяняющих веществ). Тем не менее, у такого явления есть корни в нормальной психической деятельности человека, и в этом случае опьяняющее средство может выступать как заместитель недостающего источника определённых эмоций.

В профессиональной среде существует мнение, что психологическая зависимость не является излечимой в полной мере, но возможно замещение одной зависимости на другую, как правило в сторону уменьшения причиняемого вреда для здоровья индивидуума или для здоровья социума. Например, более социально опасную — наркотическую на менее социально опасную — адреналиновую (занятия спортом, секс, творчество). В этом случае, для индивидуума смена направления зависимости не является формой исцеления (нормальной психической деятельности), так как аномально высокая потребность одного, в ущерб другим потребностям (с сопровождающимися периодами осознанием этого ущерба), при подавленной воле к отказу, остается.

Психологическая зависимость от партнёра (одного человека от другого) — это частичное или полное подчинение воли одного человека другому, чаще всего — в каких-либо частных аспектах, а не вообще. Данный феномен часто рассматривается в художественной литературе, но не в литературе психологической, кроме крайних проявлений (мазохизм, доминирование и др.).

Синдром психической зависимости — включает психическое, обсессивное, влечение и способность достижения состояния психического комфорта в предмете влечения (зависимости). Появлению синдрома психической зависимости в течение наркомании предшествует синдром изменённой реактивности.

Психическое (обсессивное) влечение выражается в постоянных мыслях о наркотике, подавленности, неудовлетворённости в отсутствие наркотика, подъёме настроения в предвкушении приёма наркотика. Обсессивное влечение определяет эмоциональный фон, но не способно (в отличие от физического, компульсивного влечения) полностью занимать всё содержание сознания, диктовать поведение. На стадии заболевания, когда формируется обсессивное влечение, ещё имеет место борьба мотивов. Обсессивное влечение обостряется при конфликтных ситуациях, неприятных переживаниях, причинно не связанных с наркотизацией, при посещении мест, встречах с людьми, чтении литературы, разговорах, связанных с наркотизацией. Влечение может ослабевать при конфликтных ситуациях, причинно связанных с наркотизацией, появлении сильного увлечения, состояния положительного эмоционального насыщения. Обсессивное влечение неспецифично, то есть оно может полностью удовлетворяться другим наркотиком, что составляет второе главное отличие обсессивного влечения от компульсивного. Обсессивное влечение, будучи одним из ранних симптомов заболевания, трудно выявляемо, так как в подавляющем большинстве случаев имеется установка больного на диссимуляцию.

Обсессивное влечение в то же время и самый длительный и трудноустранимый симптом заболевания. С развитием заболевания и появлением более ярких признаков наркомании, таких как компульсивное влечение, абстинентный синдром, обсессивное влечение отступает на второй план. Однако в состоянии ремиссии после снятия острой симптоматики и относительном физическом благополучии обсессивное влечение продолжает существовать в той же степени выраженности, что и до лечения. В подавляющем большинстве случаев психическое влечение к наркотику является основной и единственной причиной постоянных рецидивов заболевания.

Способность достижения состояния психического комфорта при интоксикации не является синонимом эйфории, под ним подразумевается не столько переживание удовольствия, сколько уход от состояния неудовольствия. Если здоровый человек способен ощущать удовольствие во многих ситуациях, в том числе в состоянии наркотического опьянения, то наркоман — только при употреблении наркотика. С течением болезни появляется симптом улучшения психических функций под действием привычного наркотика. Наркотик становится необходимым условием благополучного психического существования и функционирования. Этот симптом наблюдается при всех формах наркомании, за исключением тех, в которых психика при приеме препарата дезорганизуется всегда (психоделики, холиноблокаторы и т. п.)

2. Нехимическая зависимость (также поведенческая зависимость) — это аддикция, где объектом зависимости становится поведенческий паттерн, а не психоактивные вещества. В западной литературе для обозначения этих видов аддиктивного поведения чаще используется термин «поведенческие аддикции».

Нехимическая зависимость подразделяется на

  • страсть к азартным играм (лудомания), видеоиграм, интернету

  • аддикции отношений (сексуальная, любовная и аддикция избегания)

  • трудоголизм

  • аддикция к трате денег

  • ургентная аддикция

  • интернет-зависимость

  • аддикция упражнений (спортивная)

  • «состояние перманентной войны»

  • синдром Тоада, или зависимость от «веселого автовождения»

  • фанатизм во всех его проявлениях (религиозный, политический, спортивный, национальный)

  • переедание и голодание

  • графомания

Также к числу нехимических аддикций относят

  • клептоманию

  • трихотилломанию,

которые, скорее, являются расстройствами влечений, а не болезнями аддикции.

Критерии для диагностики поведенческих (нехимических) зависимостей

  • Побуждение к контрпродуктивной поведенческой деятельности (= тяга);

  • Нарастающее напряжение, пока деятельность не будет завершена;

  • Завершение данной деятельности немедленно, но ненадолго снимает напряжение;

  • Повторная тяга и напряжение через часы, дни или недели (= симптомы абстиненции);

  • Внешние проявления уникальны для данного синдрома аддикции;

  • Последующее существование определяется внешними и внутренними проявлениями (дисфория, тоска);

  • Гедонистический оттенок на ранних стадиях аддикции.

3. Лекарственная зависимость — синдром, развивающийся при повторном длительном применении лекарственных средств и проявляется резким ухудшением здоровья либо самочувствия при отмене препарата. Наиболее известна зависимость от психотропных лекарственных средств, часто связанная с абстиненцией, например, при отмене опиатов или психостимуляторов. Однако известна зависимость от многих других лекарств, например,глюкокортикостероидов.

Лекарственная зависимость преодолевается резкой (в случае психической зависимости) или постепенной отменой препарата, либо заменой лекарства на менее аддиктивное.

4. Наркомания (наркотическая зависимость) — хроническое прогредиентное заболевание, вызванное употреблением веществ-наркотиков.

По классификации МКБ-10 она относится к диагнозам V класса, блоку психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ; категории с F11.0 по F14.9.

Также употребляется термин «токсикомания» — обычно это означает зависимость от веществ, которые законом не отнесены к наркотикам.[5]

Этапы развития

Для наркотической зависимости характерно фазное течение с наличием в своей структуре нескольких поэтапно формирующихся синдромов:
  1. синдром изменённой реактивности,

  2. синдром психической зависимости,

  3. синдром физической зависимости, эти три синдрома объединяются в общий наркотический синдром,

  4. синдром последствий хронической наркотизации.

Характерные черты

Основным признаком наркомании является возникновение абстинентного синдрома, как следствия наличия физической зависимости от конкретного вещества.[6]

Зависимость

Разные наркотики вызывают разную зависимость. Одни наркотики вызывают сильную психологическую зависимость, но не вызывают физической зависимости. Другие же, напротив, вызывают сильную физическую зависимость. Многие наркотики вызывают и физическую и психологическую зависимость.

Непреодолимое влечение связано с психической (психологической), а иногда и физической (физиологической) зависимостью от наркотиков. Различают позитивную привязанность — приём наркотика для достижения приятного эффекта (эйфория, чувство бодрости, повышенное настроение) и негативную привязанность — приём наркотика для того, чтобы избавиться от напряжения и плохого самочувствия. Физическая зависимость означает тягостные, и даже мучительные ощущения, болезненное состояние при перерыве в постоянном приёме наркотиков (т. н.абстинентный синдром, ломка). От этих ощущений временно избавляет возобновление приёма наркотиков.

Предрасположенность к формированию зависимости может иметь генетическую природу, связанную с наследованием структурных особенностей мозга.

В 1982 году ВОЗ разработала тест-опросник, на выявления алкоголизма. Алкогольный тест выявляет признаки пьянства и признан во всем мире, как удобный и информативный скрининговый тест. Тест содержит 10 вопросов, по количеству и частоте употребления алкоголя, питьевому поведению. Ответы оцениваются по бальной системе. При суммарном превышении 8 баллов – есть существенные проблемы в злоупотреблении алкоголем. Тест-опросник на алкоголизм 1. Как часто Вы употребляете алкоголь? (0) Никогда перейти к вопросу 9-10 (1) Ежемесячно или меньше (2) 2 – 4 раза в месяц (3) 2 – 3 раза в неделю (4) 4 и более раза в неделю 2. Сколько доз алкоголя (1 доза = бокал вина, бутылка пива, 100 гр водки) вы принимаете в день, когда пьете? (0) 1 — 2 дозы (1) 3 – 4 дозы (2) 5 – 6 доз (3) 7, 8, или 9 доз (4) 10 или болем доз 3. Как часто вы употребляете 6 и более доз алкоголя (1 доза = бокал вина, бутылка пива, 100 гр водки) в одном случае? (0) Никогда (1) Реже одного раза в месяц (2) Ежемесячно (3) Еженедельно (4) Ежедневно или почти ежедневно 4. Как часто за последний год , вы обнаруживали, что не можете остановиться и бросить пить, после того, как начали? (0)Никогда (1)Реже одного раза в месяц (2) Ежемесячно (3) Еженедельно (4) Ежедневно или почти ежедневно 5. Как часто за последний год вы не смогли, что то сделать, что ожидалось от вас из-за пьянства (0) Никогда (1) Реже раза в месяц (2) Ежемесячно (3) Еженедельно (4) Ежедневно или почти ежедневно 6. Как часто за последний год вы не смогли вспомнить то, что было накануне из-за пьянства (0) Никогда (1) Реже раза в месяц (2) Ежемесячно (3) Еженедельно (4) Ежедневно или почти ежедневно 7. Как часто за последний год вы испытывали необходимость выпить алкогольный напиток, после ночи пьянства (0) Никогда (1) Реже одного раза в месяц (2) Ежемесячно (3) Еженедельно (4) Еежедневно или почти ежедневно  8. Как часто за последний год вы испытывали чувство вины или угрызения совести после выпивки?  (0) Никогда  (1) Реже раза в месяц  (2) Ежемесячно  (3) Еженедельно (4) Ежедневно или почти ежедневно 9. Был ли вам или другому нанесен физический урон в результате употребления алкоголя? (0) Нет (2) Да, но в прошлом году (4) Да, в течении последнего года 10. Родственник, друг, врач или другой медицинский работник выражал обеспокоенность по поводу употребления вами алкоголя или предлагал сократить дозу? (0) Нет (2) Да, в прошлом году (4) Да, в течение этого года Суммарно более 8 баллов, указывает на вредное питейное поведение, обратитесь к врачу.

Скрининг-тест на злоупотребление наркотиками DAST (Drug Abuse Screening Test):

Ответы: да/нет

  1. Принимали ли Вы наркотические вещества без рекомендации врача?

  2. Злоупотребляли ли Вы выписанными врачом лекарствами/наркотиками?

  3. Злоупотребляли ли Вы одновременно более чем одним прописанным Вам лекарством/наркотиком?

  4. Можете ли Вы прожить неделю без лекарств/наркотиков (за исключением тех, которые показаны Вам по медицинским показаниям)?
  5. Вы всегда можете прекратить употребление наркотиков, когда захотите?

  6. Вы постоянно злоупотребляете лекарствами/наркотиками?

  7. Вы пытались контролировать прием наркотиков в определенных ситуациях?

  8. Бывали ли у Вас состояния полного отключения или «вспышки пережитого» в результате приема наркотиков?

  9. Вы когда-нибудь чувствовали себя плохо из-за злоупотребления наркотиками?

  10. Ваша супруга(супруг) или родители жаловались на употребление Вами наркотиков?

  11. Ваши друзья и родственники подозревают, что Вы употребляете наркотики?

  12. Создавало ли употребление наркотиков проблемы с Вашей супругой (супругом)?

  13. Кто-нибудь из Вашей семьи когда-либо искал помощи в решении проблем, связанных с Вашим употреблением наркотиков?

  14. Теряли ли Вы друзей из-за Вашего употребления наркотиков?

  15. Приходилось ли Вам игнорировать семью или пропускать работу из-за приема наркотиков?

  16. Возникали ли у Вас проблемы на работе из-за злоупотребления наркотиками?

  17. Теряли ли Вы работу из-за злоупотребления наркотиками?

  18. Вступали ли Вы в драки, находясь под воздействием наркотиков?

  19. Подвергались ли вы аресту из-за необычного поведения, находясь под воздействием наркотиков?

  20. Задерживали ли Вас из-за управления машиной в состоянии наркотического опьянения?

  21. Вовлекались ли вы в противоправную деятельность, чтобы достать наркотики?

  22. Подвергались ли Вы аресту за хранение наркотиков?

  23. Испытывали ли вы симптомы отмены после приема наркотиков?

  24. Есть ли у Вас медицинские проблемы, связанные с приемом наркотиков (напр., нарушения памяти, гепатит, СПИД, судороги, кровотечение и т.д.)?

  25. Вы обращались к кому-либо за помощью в связи с проблемой потребления наркотиков?

  26. Попадали ли Вы в больницу из-за медицинских проблем, связанных с приемом наркотиков?

  27. Участвовали ли Вы в лечебных программах для лиц, потребляющих наркотики?

  28. Лечились ли Вы амбулаторно в связи с потреблением наркотиков?

Общая сумма в 6 и более баллов указывает на наличие проблем, связанных со злоупотреблением наркотических веществ.

Тест Фагерстрема на определение никотиновой зависимости

  1. Как скоро вы тянетесь за сигаретой, после того как проснетесь?

  1. в течении первых 5 минут.

  2. через 6 – 30 минут.

  3. через 31 – 60 минут.

  4. более, чем через 60 минут.

  1. Тяжело ли вам воздержаться от курения в тех местах, где оно запрещено?

  1. Да.

  2. Нет.

  1. От какой сигареты вам было бы тяжелее всего воздержаться?

  1. От утренней.

  2. От последующей.

  1. Сколько сигарет в день вы выкуриваете?

  1. До 10.

  2. От 11 до 20.

  3. От 21 до 30.

  4. Более 30.

  1. Когда вы больше курите – утром или на протяжении дня?

  1. Утром.

  2. На протяжении дня.

  1. Курите ли вы во время болезни, когда должны придерживаться постельного режима?

  1. Да.

  2. Нет.

Баллы начисляются по следующей схеме: 1a -3 балл, 1b – 2, 1c – 1; 2a – 1; 3a – 1; 4b – 1, 4c – 2, 4d – 3; 5a – 1; 6a – 1.

Максимальная сумма баллов – 10.

Интерпретация результатов теста

  • от 0 до 3 баллов – низкий уровень зависимости. При решении прекратить курение основное внимание должно быть уделено психологическим факторам.

  • 4-5 баллов — средний уровень зависимости. Желательно использование препаратов замещения никотина.

  • 6-10 баллов – высокий уровень зависимости. Резкий отказ от курения может вызвать неприятные ощущения в организме. Справиться с ними помогут препараты замещения никотина.

Адди́кция (англ. addiction — зависимость, пагубная привычка, привыкание), в широком смысле, — ощущаемая человеком навязчивая потребность в определённой деятельности. Термин часто употребляется для таких явлений, как лекарственная зависимость, наркомания, но теперь больше применяется и к нехимическим, а психологическим зависимостям, например, поведенческим, примерами которых могут служить: интернет-зависимость, игромания, шопоголизм, психогенное переедание, фанатизм, зависимость от порнографии и т. п.

В медицинском смысле, аддиктивность — навязчивая потребность в повторении определённых действий, сопровождающаяся, в случае нарушения привычного для пациента графика, явно выраженными физиологическими и психологическими отклонениями, нетривиальным поведением и прочими нарушениями психики.

История термина

Десятилетия назад зависимость была фармакологическим термином, который подразумевал использование препарата (лекарства, легального или нелегального наркотика) в достаточном количестве, чтобы избежать неприятных эффектов отмены. Сопряжённое с состоянием такой зависимости аддиктивное поведение («наркотизм») расценивалось как девиантное и противопоставлялось аддикции как болезни. В настоящее время произошло смещение точки зрения на сущность такого рода аддиктивных расстройств. «Наркотизм» стал рассматриваться наряду с иными поведенческими аддиктивными расстройствами как единый феномен, общего взгляда на психопатологическую сущность которого, однако, не существует.

Видео по теме

Классификация

Разными авторами аддикции относятся к обсессивно-компульсивным расстройствам, расстройствам продуктивного спектра, сопоставляются с сумеречным расстройством сознания и т. д. Рядом авторов усматривается стойкая (до 60 %) коморбидность аддиктивных расстройств как между собой, так и с иными психическими расстройствами (аффективными, обсессивно-компульсивными и т. д.).

Аддиктивные заболевания иногда относят к классу неинфекционных или социальных. В клинической и социальной наркологии и адиктологии последних десятилетий отмечены новые факторы риска, раннее и очень быстрое формирование состояний зависимости человека, терапевтической резистентности, безремисионного течения болезни.

В целом, аддикции условно можно разделить на «химические» (субстанциональные) — называемые также физической зависимостью и поведенческие зависимости (несубстанциональные, психологические).

Поведенческая аддикция в психологии — состояние сознания человека, характеризующееся привязанностью к определенной деятельности, неспособность самостоятельно её прекратить.

Изучение явления

Аддиктивное поведение связано с желанием человека уйти из реальной жизни путём изменения состояния своего сознания. Изучением этого явления занимаются аддиктология, клиническая психология и социология.

Есть приемлемые обществом формы аддикции: духовные практики, медитации, влюблённость, творчество, трудоголизм, интернет-зависимость, шопоголизм, экстремальный спорт, переедание, а также социально опасные: токсикомания, наркозависимость, клептомания и другие. В отдельных случаях аддикции могут преднамеренно развиваться (например, изучаются факторы познавательной аддикции у интеллектуально одарённых подростков).

При развитии информационного общества и росте традиционных информационно-зависимых заболеваний, появились новые аддикции — патологические зависимости от телевидения , от социальных сетей , интернет-зависимость; зависимость от компьютерных игр и пр.

Биологические механизмы

Данные исследований показывают, что существуют определённые биологические механизмы, отвечающие за аддикции. Однако эта область остаётся предметом споров. Как было озвучено в дискуссии «Социогенетизм или биогенетизм», биологическая природа врождённых качеств может влиять на принятие решений и поступки. Определённые факторы, относящиеся к генетике, ДНК, психическим расстройствам, могут скрыто присутствовать, чтобы затем в определённый момент активироваться.

С другой стороны, аддиктивное поведение может быть вызвано воздействием окружающей среды, которое приводит к изменению поведения (англ. Behavior modification) личности. Благоприятные отношения, злоупотребления, социальное взаимодействие, воздействие на организм отравляющих веществ — всё это может изменять поведение человека. Некоторые исследователи признают влияние как социальных, так и биологических факторов, которые совместно формируют модель поведения.

В биологический механизм аддикции могут быть включены некоторые участки мозга. Наиболее примечательным является механизм высвобождения дофамина в Nucleus accumbens, который запускается многими наркотическими веществами, что укрепляет зависимость. Выделение дофамина является естественным процессом стимулирующего действия, свойственным, например, питанию или сексу. Наркотики действуют аналогично. В частности, некоторые наркотики увеличивают выработку и высвобождение дофамина в мозге в 5—10 раз, что позволяет людям, которые их употребляют, получать чувство удовольствия искусственным образом. Так, амфетамин напрямую стимулирует выброс дофамина, воздействуя на механизм его транспортировки. Другие наркотики, например, кокаин и психостимуляторы, блокируют естественные механизмы обратного захвата дофамина, увеличивая его концентрацию в синаптическом пространстве. Морфий и никотин имитируют действие натуральных нейромедиаторов, а алкоголь блокирует действие антагонистов дофамина. Начавшись в лимбической дофаминергической системе процесс затем модифицирует другие части мозга, например, вентральную область покрышки.

Механизмы, с помощью которых осуществляется этот процесс, включают в себя проникновение дополнительных AMPA-рецепторов в постсинаптическую мембрану дофаминергических нейронов. Исследования на мышах показывают, что воздействие кокаина в течение двух недель служит причиной долговременных изменений в вентральной области покрышки. Более того, эффект удовольствия от наркотика усиливает поведение, связанное с его получением и приёмом, пока это не формируется в привычку. Первоначально процесс проходит в вентральной части стриатума, главным образом в центре подкрепления (англ. Nucleus accumbens), но затем изменения развиваются в верхней части стриатума (dorsal striatum). Предположительно, связанные с аддикцией модификации нейронов идут по дорсально каскадной последовательности взаимных соединений между двумя вышеупомянутыми областями.

На предрасположенность к появлению наркотической зависимости оказывают влияние несколько факторов. Возможно, она связана с предфронтальной корой головного мозга, которая отвечает за суждения, решения рисковать, контроль импульсивности. Это объяснило бы, почему дети более предрасположены к наркомании. Отдельные исследования показывают, что дети в возрасте от 10 до 12 лет, те, которые проявляют наименьшее торможение в поведении, находятся в максимальной зоне риска для появления аддикции к наркотическим веществам.

Избавление от аддикций, лечение

Одним из способов избавления от аддиктивного поведения или уменьшения аддиктивной зависимости является участие в группах взаимопомощи (англ. Addiction recovery groups), когда люди, подверженные той или иной зависимости, собираются вместе, для того чтобы делиться проблемами и поддерживать друг друга на пути избавления от навязчивых потребностей. Известным примером подобных групп являются сообщества «Анонимных Алкоголиков». Единственное условие для членства — это желание бросить пить. Члены «Анонимных Алкоголиков» не платят ни вступительных, ни членских взносов, они сами себя содержат на свои добровольные пожертвования. Главной целью проведения собраний групп является сохранение трезвого образа жизни (неупотребление алкоголя), а также помощь другим в решении этой проблемы. Общаясь на собраниях, участники делятся своим опытом, силой, рассказывают о том, кем были, что с ними произошло и как им живётся в настоящее время. Параллельно группам «Анонимных Алкоголиков» часто создаются группы для созависимых — то есть для родственников или близких людей, на чью жизнь привычка вовлечённого человека оказывает негативное влияние.

На основе опыта «Анонимных Алкоголиков» были созданы аналогичные группы взаимопомощи по другим зависимостям: Анонимные Наркоманы, Взрослые Дети Алкоголиков, Анонимные Курильщики, Анонимные Азартные Игроки и др. В целом, разные группы используют различные методы от совершенно нецерковных до выраженно религиозных. Существует предположение, что социальное взаимодействие увеличивает вероятность успеха в избавлении от зависимости в виду коллективной эффективности и вследствие того, что выделяемые в ходе встреч нейротрансмиттеры могут спровоцировать чувство удовлетворения естественным путём без необходимости принимать наркотики или алкоголь.

В основе деятельности многих групп взаимопомощи лежит программа «12 шагов» (англ. Twelve-step program). Первоначально предложенные «Анонимными Алкоголиками» как метод избавления от алкоголизма, двенадцать шагов были опубликованы в книге «Анонимные Алкоголики» (англ. The Big Book) в 1939 году. В дальнейшем метод был адаптирован для других форм зависимостей. Американская психологическая ассоциация выделяет следующие шаги в данном методе:

  • признание участника, что он не может контролировать собственные зависимости или компульсии;
  • анализ прошлых ошибок с помощью человека, уже прошедшего через это;
  • исправление этих ошибок;
  • обучение жизни без зависимости согласно новым правилам поведения;
  • помощь другим людям, страдающим от такой же зависимости или навязчивого поведения.

Наравне с подобными группами также существует спектр профилактических и терапевтических подходов для борьбы с аддикциями. Например, распространённой заместительной терапией наркомании, вызванной употреблением опиатов (героин и др.), является метадоновая заместительная терапия. Терапия метадоном прежде всего преследует цель социализации наркоманов, отучения их от внутривенного введения наркотиков. Терапия проводится строго под наблюдением лечащего врача и предполагает участие других необходимых специалистов. Как правило, метадон используют в виде жидкой субстанции, смешанной с сиропом, и принимается он перорально.

Другим наркотическим анальгетиком, применяемым для заместительной терапии, является бупренорфин, который, возможно, более безопасен, чем метадон. Ограничивающим фактором для более широкого применения его в заместительной терапии является цена препарата (по некоторым оценкам он минимум в 10 раз дороже, чем метадон).

Проводятся исследования, показывающие возможность синтезирования антител, которые бы препятствовали воздействию наркотиков на мозг, минимизируя ощущения удовольствия. В последнее время разработаны вакцины против кокаина, героина, метамфетамина и никотина. Осуществляется тестирование данных препаратов с надеждой использовать их как профилактическое и восстановительное средство для страдающих аддикциями или склонных к ним.

Ещё одним методом, рассматриваемым для применения в лечении аддикций, является метод стимуляции глубинных структур головного мозга (англ. Deep brain stimulation). Данный метод заключается во вживлении путём хирургического вмешательства в мозг пациента специального аппарата, который в дальнейшем осуществляет на определённые зоны мозга слабоэлектрическое воздействие. В настоящее время метод применяется для лечения, например, двигательных расстройств, таких как болезнь Паркинсона, но есть предположения, что он может оказаться эффективным и для аддикций. Воздействие может осуществляться на центр подкрепления (англ. Nucleus accumbens), полосатое тело, на верхнюю часть стриатума (dorsal striatum) и на медиальную префронтальную зону коры головного мозга.

См. также

  • Аддиктология
  • Нехимическая зависимость
  • Лекарственная зависимость
  • Наркомания
  • Синдром зависимости
  • Синдром психической зависимости
  • Синдром физической зависимости

Примечания

  1. А.Л.Свенцицкий. Краткий психологический словарь. — Проспект, 2011. — С. 11. — 512 с. — ISBN 978-5-392-01704-1.
  2. ↑ Taylor, C.Z. (March 2002). «Religious Addiction: Obsession with Spirituality». Pastoral Psychology (Springer Netherlands) (4): 291–315. DOI:10.1023/A:1014074130084.
  3. ↑ «Depression», The Columbia Electronic Encyclopedia, Columbia University Press, 2007,  
  4. Nowack, W.J. Psychiatric Disorders Associated With Epilepsy. eMedicine Specialities. WebMD (29 августа 2006). Архивировано 5 июня 2012 года.
  5. Beck, D.A. Psychiatric Disorders due to General Medical Conditions (PDF). Department of Psychiatry, University of Missouri-Columbia (2007). Архивировано 14 апреля 2008 года.
  6. В. Д. Менделевич. Психология зависимой личности. — Казань, 2004. — 240 с.
  7. ↑ Пятницкая И. Н. Клиническая наркология. Л., Медицина. 1975. 332 с.
  8. А. Ю. Егоров Перспективы лечения аддиктивных расстройств: теоретические предпосылки. Проверено 13 марта 2012. Архивировано 5 июня 2012 года.
  9. ↑ Leshner A.I. Addiction is a brain disease — and it matters. // Science. 1997. V. 278. N 5335. P. 45-47.
  10. ↑ Альтшулер В. Б. Патологическое влечение к алкоголю. Москва, 1994. — 216 с.
  11. ↑ Менделевич В. Д., Садыкова Р. Г. Зависимость как психологический и психопатологический феномен (проблемы диагностики и дифференциации)// Вестник клинической психологии. 2003. Т. 1. № 2. С. 153—158.
  12. ↑ Albrecht U, Kirschner NE, Grüsser SM (2007). «Diagnostic instruments for behavioural addiction: an overview». Psychosoc Med : Doc11. PMID 19742294.
  13. С.Ю.Циркин. Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста. — 2. — Питер, 2004. — С. 561. — 896 с. — ISBN 5-318-00115-7.
  14. В. Качалов. Об аддикциях и аддиктивном поведении. Мир Психологии. Проверено 12 марта 2012.
  15. ↑ А. Ю. Егоров — Нехимические (поведенческие) аддикции (обзор)
  16. Якимова Т.В. Феномен познавательной аддикции в развитии интеллектуально одаренных подростков // Консультативная психология и психотерапия. — 2010. — Т. 1. — С. 121-136.
  17. ↑ Еремин А.Л. Влияние информационной среды на здоровье населения//Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. -2000.- № 6. – с.21-24.
  18. ↑ Kubey R., Csikszentmihalyi M. Television Addiction Is No Mere Metaphor // Scientific American. – 2002. – №2. – pp.48-55.
  19. ↑ Karaiskos D., Tzavellas E., Balta G., Paparrigopoulos T. P02-232 — Social network addiction : a new clinical disorder?// European Psychiatry. Vol. 25, Suppl. 1, 2010, P. 855.
  20. ↑ Brus A. A young people’s perspective on computer game addiction// Addiction Research & Theory. 2013, Vol. 21, No. 5 , pp. 365-375.
  21. ↑ Tsuang, M.T.; M. J. Lyons, J. M. Meyer, T. Doyle (1998). «Co-occurrence of abuse of different drugs in men: The role of drug-specific and shared vulnerabilities». Archives of General Psychiatry (55): 967-972. Проверено 7 May 2013.
  22. ↑ Salamone, J.D. (1992). «Complex motor and sensorimotor function of striatal and accumbens dopamine: Involvement in instrumental behavior processes». Psychopharmacology (107): 160-174. Проверено 6 May 2013.
  23. ↑ Мозг и наркотики. Архивировано 22 августа 2011 года.
  24. ↑ Your Brain on Drugs: Dopamine and Addiction. Архивировано 22 августа 2011 года.
  25. ↑ Dopamine — A Sample Neurotransmitter. Архивировано 22 августа 2011 года.
  26. ↑ A Mechanism for Amphetamine-Induced Dopamine Overload.
  27. HOW DRUGS AFFECT NEUROTRANSMITTERS. Архивировано 22 августа 2011 года.
  28. ↑ Мужчины чаще становятся алкоголиками из-за дофамина, выяснили ученые. Архивировано 22 августа 2011 года.
  29. ↑ Kauer, J.A.; R.C. Malenka (2007). «Synaptic plasticity and addiction». Nature Reviews: Neuroscience (8): 844-858. Проверено 6 May 2013.
  30. ↑ Belin, D.; B.J. Everitt (2008). «Cocaine Seeking habits depend upon dopamine-dependent serial connectivity linking the ventral with the dorsal striatum». Neuron (57): 432-441. Проверено 6 May 2013.
  31. ↑ Tarter, R.E.; L. Kirisci, A. Mezzich, J.R. Cornelius (2003). «Neurobehavioral disinhibition in childhood predicts early age at onset of substance use disorder». American Journal of Psychiatry (160): 1078-1085. Проверено 7 May 2013.
  32. ↑ Crnkovic, A. Elaine; DelCampo, Robert L. (March 1998). «A Systems Approach to the Treatment of Chemical Addiction». Contemporary Family Therapy (1): 25–36. DOI:10.1023/A:1025084516633. ISSN 1573-3335.
  33. Poquérusse, Jessie The Neuroscience of Sharing. Проверено 16 августа 2012.
  34. VandenBos, Gary R. APA dictionary of psychology. — 1st. — Washington, DC : American Psychological Association, 2007. — ISBN 1-59147-380-2.
  35. Bill W. Alcoholics Anonymous. — 4th. — Alcoholics Anonymous World Services, 2001. — ISBN 1-893007-16-2.
  36. ↑ Vocci, F. J.; J. Acri, A. Elkashef (2005). «A Medication development for addictive disorders: The state of the science». American Journal of Psychiatry (162): 1431-1440. Проверено 7 May 2013.
  37. ↑ Cerny, E. H.; T. Cerny (2009). «Vaccines against nicotine». Human Vaccines (5): 200-205. Проверено 7 May 2013.
  38. ↑ Carroll, F. L.; B.E. Blouch, R.R. Pidaparthi (2011). «Synthesis of mercapto-(+)-methamphetamine haptens and their use for obtaining improved epitope density on (+)-methamphetamine conjugate vaccines». Journal of Medical Chemistry (54): 5221-5228. Проверено 7 May 2013.
  39. ↑ Nuttin B, Cosyns P, Demeulemeester H, Gybels J, Meyerson B (1999). «Electrical stimulation in anterior limbs of internal capsules in patients with obsessive-compulsive disorder». Lancet. 1999 Oct 30;354(9189):1526 PMID 10551504
  40. ↑ Mantione, M.; W. van den Brink, P.R. Schuurman, D. Denys (2010). «Smoking cessation and weight loss after chronic deep brain stimulation of the nucleus accumbens: Therapeutic and research implications: Case report». Neurosurgery (66): E218. Проверено 7 May 2013.
  41. ↑ Luigjes, J.; W. van den Brink, M. Feenstra (2011). «Deep brain stimulation in addiction: a review of potential brain targets». Molecular Psychiatry. Проверено 7 May 2013.

Ссылки

  • Макушина О.П. Склонность к различным аддикциям в современной семье (рус.) // Социальная психология и общество. — 2011. — Вып. 4. — С. 111-122.
  • Глобальный ресурс, посвящённый видам зависимостей, аддикций
  • Аддикция, или что общего между толстяком, алкоголиком и влюбленным? — статья на сайте «Школа жизни»
  • Об аддикциях и аддиктивном поведении — статья на сайте «Мир психологии»
  • Трудоголизм — это болезнь, точно такая же, как и любая психологическая зависимость

Адди́кция (англ. addiction — зависимость, пагубная привычка, привыкание), в широком смысле, — ощущаемая человеком навязчивая потребность в определённой деятельности. Термин часто употребляется для таких явлений, как лекарственная зависимость, наркомания, но теперь больше применяется и к нехимическим, а психологическим зависимостям, например, поведенческим, примерами которых могут служить: интернет-зависимость, игромания, шопоголизм, психогенное переедание, фанатизм, зависимость от порнографии и т. п.

В медицинском смысле, аддиктивность — навязчивая потребность в повторении определённых действий, сопровождающаяся, в случае нарушения привычного для пациента графика, явно выраженными физиологическими и психологическими отклонениями, нетривиальным поведением и прочими нарушениями психики.

История термина

Десятилетия назад зависимость была фармакологическим термином, который подразумевал использование препарата (лекарства, легального или нелегального наркотика) в достаточном количестве, чтобы избежать неприятных эффектов отмены. Сопряжённое с состоянием такой зависимости аддиктивное поведение («наркотизм») расценивалось как девиантное и противопоставлялось аддикции как болезни. В настоящее время произошло смещение точки зрения на сущность такого рода аддиктивных расстройств. «Наркотизм» стал рассматриваться наряду с иными поведенческими аддиктивными расстройствами как единый феномен, общего взгляда на психопатологическую сущность которого, однако, не существует.

Видео по теме

Классификация

Разными авторами аддикции относятся к обсессивно-компульсивным расстройствам, расстройствам продуктивного спектра, сопоставляются с сумеречным расстройством сознания и т. д. Рядом авторов усматривается стойкая (до 60 %) коморбидность аддиктивных расстройств как между собой, так и с иными психическими расстройствами (аффективными, обсессивно-компульсивными и т. д.).

Аддиктивные заболевания иногда относят к классу неинфекционных или социальных. В клинической и социальной наркологии и адиктологии последних десятилетий отмечены новые факторы риска, раннее и очень быстрое формирование состояний зависимости человека, терапевтической резистентности, безремисионного течения болезни.

В целом, аддикции условно можно разделить на «химические» (субстанциональные) — называемые также физической зависимостью и поведенческие зависимости (несубстанциональные, психологические).

Поведенческая аддикция в психологии — состояние сознания человека, характеризующееся привязанностью к определенной деятельности, неспособность самостоятельно её прекратить.

Изучение явления

Аддиктивное поведение связано с желанием человека уйти из реальной жизни путём изменения состояния своего сознания. Изучением этого явления занимаются аддиктология, клиническая психология и социология.

Есть приемлемые обществом формы аддикции: духовные практики, медитации, влюблённость, творчество, трудоголизм, интернет-зависимость, шопоголизм, экстремальный спорт, переедание, а также социально опасные: токсикомания, наркозависимость, клептомания и другие. В отдельных случаях аддикции могут преднамеренно развиваться (например, изучаются факторы познавательной аддикции у интеллектуально одарённых подростков).

При развитии информационного общества и росте традиционных информационно-зависимых заболеваний, появились новые аддикции — патологические зависимости от телевидения , от социальных сетей , интернет-зависимость; зависимость от компьютерных игр и пр.

Биологические механизмы

Данные исследований показывают, что существуют определённые биологические механизмы, отвечающие за аддикции. Однако эта область остаётся предметом споров. Как было озвучено в дискуссии «Социогенетизм или биогенетизм», биологическая природа врождённых качеств может влиять на принятие решений и поступки. Определённые факторы, относящиеся к генетике, ДНК, психическим расстройствам, могут скрыто присутствовать, чтобы затем в определённый момент активироваться.

С другой стороны, аддиктивное поведение может быть вызвано воздействием окружающей среды, которое приводит к изменению поведения (англ. Behavior modification) личности. Благоприятные отношения, злоупотребления, социальное взаимодействие, воздействие на организм отравляющих веществ — всё это может изменять поведение человека. Некоторые исследователи признают влияние как социальных, так и биологических факторов, которые совместно формируют модель поведения.

В биологический механизм аддикции могут быть включены некоторые участки мозга. Наиболее примечательным является механизм высвобождения дофамина в Nucleus accumbens, который запускается многими наркотическими веществами, что укрепляет зависимость. Выделение дофамина является естественным процессом стимулирующего действия, свойственным, например, питанию или сексу. Наркотики действуют аналогично. В частности, некоторые наркотики увеличивают выработку и высвобождение дофамина в мозге в 5—10 раз, что позволяет людям, которые их употребляют, получать чувство удовольствия искусственным образом. Так, амфетамин напрямую стимулирует выброс дофамина, воздействуя на механизм его транспортировки. Другие наркотики, например, кокаин и психостимуляторы, блокируют естественные механизмы обратного захвата дофамина, увеличивая его концентрацию в синаптическом пространстве. Морфий и никотин имитируют действие натуральных нейромедиаторов, а алкоголь блокирует действие антагонистов дофамина. Начавшись в лимбической дофаминергической системе процесс затем модифицирует другие части мозга, например, вентральную область покрышки.

Механизмы, с помощью которых осуществляется этот процесс, включают в себя проникновение дополнительных AMPA-рецепторов в постсинаптическую мембрану дофаминергических нейронов. Исследования на мышах показывают, что воздействие кокаина в течение двух недель служит причиной долговременных изменений в вентральной области покрышки. Более того, эффект удовольствия от наркотика усиливает поведение, связанное с его получением и приёмом, пока это не формируется в привычку. Первоначально процесс проходит в вентральной части стриатума, главным образом в центре подкрепления (англ. Nucleus accumbens), но затем изменения развиваются в верхней части стриатума (dorsal striatum). Предположительно, связанные с аддикцией модификации нейронов идут по дорсально каскадной последовательности взаимных соединений между двумя вышеупомянутыми областями.

На предрасположенность к появлению наркотической зависимости оказывают влияние несколько факторов. Возможно, она связана с предфронтальной корой головного мозга, которая отвечает за суждения, решения рисковать, контроль импульсивности. Это объяснило бы, почему дети более предрасположены к наркомании. Отдельные исследования показывают, что дети в возрасте от 10 до 12 лет, те, которые проявляют наименьшее торможение в поведении, находятся в максимальной зоне риска для появления аддикции к наркотическим веществам.

Избавление от аддикций, лечение

Одним из способов избавления от аддиктивного поведения или уменьшения аддиктивной зависимости является участие в группах взаимопомощи (англ. Addiction recovery groups), когда люди, подверженные той или иной зависимости, собираются вместе, для того чтобы делиться проблемами и поддерживать друг друга на пути избавления от навязчивых потребностей. Известным примером подобных групп являются сообщества «Анонимных Алкоголиков». Единственное условие для членства — это желание бросить пить. Члены «Анонимных Алкоголиков» не платят ни вступительных, ни членских взносов, они сами себя содержат на свои добровольные пожертвования. Главной целью проведения собраний групп является сохранение трезвого образа жизни (неупотребление алкоголя), а также помощь другим в решении этой проблемы. Общаясь на собраниях, участники делятся своим опытом, силой, рассказывают о том, кем были, что с ними произошло и как им живётся в настоящее время. Параллельно группам «Анонимных Алкоголиков» часто создаются группы для созависимых — то есть для родственников или близких людей, на чью жизнь привычка вовлечённого человека оказывает негативное влияние.

На основе опыта «Анонимных Алкоголиков» были созданы аналогичные группы взаимопомощи по другим зависимостям: Анонимные Наркоманы, Взрослые Дети Алкоголиков, Анонимные Курильщики, Анонимные Азартные Игроки и др. В целом, разные группы используют различные методы от совершенно нецерковных до выраженно религиозных. Существует предположение, что социальное взаимодействие увеличивает вероятность успеха в избавлении от зависимости в виду коллективной эффективности и вследствие того, что выделяемые в ходе встреч нейротрансмиттеры могут спровоцировать чувство удовлетворения естественным путём без необходимости принимать наркотики или алкоголь.

В основе деятельности многих групп взаимопомощи лежит программа «12 шагов» (англ. Twelve-step program). Первоначально предложенные «Анонимными Алкоголиками» как метод избавления от алкоголизма, двенадцать шагов были опубликованы в книге «Анонимные Алкоголики» (англ. The Big Book) в 1939 году. В дальнейшем метод был адаптирован для других форм зависимостей. Американская психологическая ассоциация выделяет следующие шаги в данном методе:

  • признание участника, что он не может контролировать собственные зависимости или компульсии;
  • анализ прошлых ошибок с помощью человека, уже прошедшего через это;
  • исправление этих ошибок;
  • обучение жизни без зависимости согласно новым правилам поведения;
  • помощь другим людям, страдающим от такой же зависимости или навязчивого поведения.

Наравне с подобными группами также существует спектр профилактических и терапевтических подходов для борьбы с аддикциями. Например, распространённой заместительной терапией наркомании, вызванной употреблением опиатов (героин и др.), является метадоновая заместительная терапия. Терапия метадоном прежде всего преследует цель социализации наркоманов, отучения их от внутривенного введения наркотиков. Терапия проводится строго под наблюдением лечащего врача и предполагает участие других необходимых специалистов. Как правило, метадон используют в виде жидкой субстанции, смешанной с сиропом, и принимается он перорально.

Другим наркотическим анальгетиком, применяемым для заместительной терапии, является бупренорфин, который, возможно, более безопасен, чем метадон. Ограничивающим фактором для более широкого применения его в заместительной терапии является цена препарата (по некоторым оценкам он минимум в 10 раз дороже, чем метадон).

Проводятся исследования, показывающие возможность синтезирования антител, которые бы препятствовали воздействию наркотиков на мозг, минимизируя ощущения удовольствия. В последнее время разработаны вакцины против кокаина, героина, метамфетамина и никотина. Осуществляется тестирование данных препаратов с надеждой использовать их как профилактическое и восстановительное средство для страдающих аддикциями или склонных к ним.

Ещё одним методом, рассматриваемым для применения в лечении аддикций, является метод стимуляции глубинных структур головного мозга (англ. Deep brain stimulation). Данный метод заключается во вживлении путём хирургического вмешательства в мозг пациента специального аппарата, который в дальнейшем осуществляет на определённые зоны мозга слабоэлектрическое воздействие. В настоящее время метод применяется для лечения, например, двигательных расстройств, таких как болезнь Паркинсона, но есть предположения, что он может оказаться эффективным и для аддикций. Воздействие может осуществляться на центр подкрепления (англ. Nucleus accumbens), полосатое тело, на верхнюю часть стриатума (dorsal striatum) и на медиальную префронтальную зону коры головного мозга.

См. также

  • Аддиктология
  • Нехимическая зависимость
  • Лекарственная зависимость
  • Наркомания
  • Синдром зависимости
  • Синдром психической зависимости
  • Синдром физической зависимости

Примечания

  1. А.Л.Свенцицкий. Краткий психологический словарь. — Проспект, 2011. — С. 11. — 512 с. — ISBN 978-5-392-01704-1.
  2. ↑ Taylor, C.Z. (March 2002). «Religious Addiction: Obsession with Spirituality». Pastoral Psychology (Springer Netherlands) (4): 291–315. DOI:10.1023/A:1014074130084.
  3. ↑ «Depression», The Columbia Electronic Encyclopedia, Columbia University Press, 2007,  
  4. Nowack, W.J. Psychiatric Disorders Associated With Epilepsy. eMedicine Specialities. WebMD (29 августа 2006). Архивировано 5 июня 2012 года.
  5. Beck, D.A. Psychiatric Disorders due to General Medical Conditions (PDF). Department of Psychiatry, University of Missouri-Columbia (2007). Архивировано 14 апреля 2008 года.
  6. В. Д. Менделевич. Психология зависимой личности. — Казань, 2004. — 240 с.
  7. ↑ Пятницкая И. Н. Клиническая наркология. Л., Медицина. 1975. 332 с.
  8. А. Ю. Егоров Перспективы лечения аддиктивных расстройств: теоретические предпосылки. Проверено 13 марта 2012. Архивировано 5 июня 2012 года.
  9. ↑ Leshner A.I. Addiction is a brain disease — and it matters. // Science. 1997. V. 278. N 5335. P. 45-47.
  10. ↑ Альтшулер В. Б. Патологическое влечение к алкоголю. Москва, 1994. — 216 с.
  11. ↑ Менделевич В. Д., Садыкова Р. Г. Зависимость как психологический и психопатологический феномен (проблемы диагностики и дифференциации)// Вестник клинической психологии. 2003. Т. 1. № 2. С. 153—158.
  12. ↑ Albrecht U, Kirschner NE, Grüsser SM (2007). «Diagnostic instruments for behavioural addiction: an overview». Psychosoc Med : Doc11. PMID 19742294.
  13. С.Ю.Циркин. Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста. — 2. — Питер, 2004. — С. 561. — 896 с. — ISBN 5-318-00115-7.
  14. В. Качалов. Об аддикциях и аддиктивном поведении. Мир Психологии. Проверено 12 марта 2012.
  15. ↑ А. Ю. Егоров — Нехимические (поведенческие) аддикции (обзор)
  16. Якимова Т.В. Феномен познавательной аддикции в развитии интеллектуально одаренных подростков // Консультативная психология и психотерапия. — 2010. — Т. 1. — С. 121-136.
  17. ↑ Еремин А.Л. Влияние информационной среды на здоровье населения//Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. -2000.- № 6. – с.21-24.
  18. ↑ Kubey R., Csikszentmihalyi M. Television Addiction Is No Mere Metaphor // Scientific American. – 2002. – №2. – pp.48-55.
  19. ↑ Karaiskos D., Tzavellas E., Balta G., Paparrigopoulos T. P02-232 — Social network addiction : a new clinical disorder?// European Psychiatry. Vol. 25, Suppl. 1, 2010, P. 855.
  20. ↑ Brus A. A young people’s perspective on computer game addiction// Addiction Research & Theory. 2013, Vol. 21, No. 5 , pp. 365-375.
  21. ↑ Tsuang, M.T.; M. J. Lyons, J. M. Meyer, T. Doyle (1998). «Co-occurrence of abuse of different drugs in men: The role of drug-specific and shared vulnerabilities». Archives of General Psychiatry (55): 967-972. Проверено 7 May 2013.
  22. ↑ Salamone, J.D. (1992). «Complex motor and sensorimotor function of striatal and accumbens dopamine: Involvement in instrumental behavior processes». Psychopharmacology (107): 160-174. Проверено 6 May 2013.
  23. ↑ Мозг и наркотики. Архивировано 22 августа 2011 года.
  24. ↑ Your Brain on Drugs: Dopamine and Addiction. Архивировано 22 августа 2011 года.
  25. ↑ Dopamine — A Sample Neurotransmitter. Архивировано 22 августа 2011 года.
  26. ↑ A Mechanism for Amphetamine-Induced Dopamine Overload.
  27. HOW DRUGS AFFECT NEUROTRANSMITTERS. Архивировано 22 августа 2011 года.
  28. ↑ Мужчины чаще становятся алкоголиками из-за дофамина, выяснили ученые. Архивировано 22 августа 2011 года.
  29. ↑ Kauer, J.A.; R.C. Malenka (2007). «Synaptic plasticity and addiction». Nature Reviews: Neuroscience (8): 844-858. Проверено 6 May 2013.
  30. ↑ Belin, D.; B.J. Everitt (2008). «Cocaine Seeking habits depend upon dopamine-dependent serial connectivity linking the ventral with the dorsal striatum». Neuron (57): 432-441. Проверено 6 May 2013.
  31. ↑ Tarter, R.E.; L. Kirisci, A. Mezzich, J.R. Cornelius (2003). «Neurobehavioral disinhibition in childhood predicts early age at onset of substance use disorder». American Journal of Psychiatry (160): 1078-1085. Проверено 7 May 2013.
  32. ↑ Crnkovic, A. Elaine; DelCampo, Robert L. (March 1998). «A Systems Approach to the Treatment of Chemical Addiction». Contemporary Family Therapy (1): 25–36. DOI:10.1023/A:1025084516633. ISSN 1573-3335.
  33. Poquérusse, Jessie The Neuroscience of Sharing. Проверено 16 августа 2012.
  34. VandenBos, Gary R. APA dictionary of psychology. — 1st. — Washington, DC : American Psychological Association, 2007. — ISBN 1-59147-380-2.
  35. Bill W. Alcoholics Anonymous. — 4th. — Alcoholics Anonymous World Services, 2001. — ISBN 1-893007-16-2.
  36. ↑ Vocci, F. J.; J. Acri, A. Elkashef (2005). «A Medication development for addictive disorders: The state of the science». American Journal of Psychiatry (162): 1431-1440. Проверено 7 May 2013.
  37. ↑ Cerny, E. H.; T. Cerny (2009). «Vaccines against nicotine». Human Vaccines (5): 200-205. Проверено 7 May 2013.
  38. ↑ Carroll, F. L.; B.E. Blouch, R.R. Pidaparthi (2011). «Synthesis of mercapto-(+)-methamphetamine haptens and their use for obtaining improved epitope density on (+)-methamphetamine conjugate vaccines». Journal of Medical Chemistry (54): 5221-5228. Проверено 7 May 2013.
  39. ↑ Nuttin B, Cosyns P, Demeulemeester H, Gybels J, Meyerson B (1999). «Electrical stimulation in anterior limbs of internal capsules in patients with obsessive-compulsive disorder». Lancet. 1999 Oct 30;354(9189):1526 PMID 10551504
  40. ↑ Mantione, M.; W. van den Brink, P.R. Schuurman, D. Denys (2010). «Smoking cessation and weight loss after chronic deep brain stimulation of the nucleus accumbens: Therapeutic and research implications: Case report». Neurosurgery (66): E218. Проверено 7 May 2013.
  41. ↑ Luigjes, J.; W. van den Brink, M. Feenstra (2011). «Deep brain stimulation in addiction: a review of potential brain targets». Molecular Psychiatry. Проверено 7 May 2013.

Ссылки

  • Макушина О.П. Склонность к различным аддикциям в современной семье (рус.) // Социальная психология и общество. — 2011. — Вып. 4. — С. 111-122.
  • Глобальный ресурс, посвящённый видам зависимостей, аддикций
  • Аддикция, или что общего между толстяком, алкоголиком и влюбленным? — статья на сайте «Школа жизни»
  • Об аддикциях и аддиктивном поведении — статья на сайте «Мир психологии»
  • Трудоголизм — это болезнь, точно такая же, как и любая психологическая зависимость
Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источники:

  1. Духовной жаждою томим. Выздоровление от алкоголизма и наркомании. Второе издание, исправленное и дополненное 2017, 264 стр
  2. Алкоголизм. Руководство по выздоровлению для пьющих людей и их близких — Мельников А. 2016, 256 стр
  3. Алкоголизм. Радость или тяжелая болезнь? Профессиональный взгляд на проблему. Достоверная статистка и анализ причин. Самые эффективные методы лечения и реабилитации 2014, 272 стр
  4. Духовной жаждою томим. Выздоровление от алкоголизма и наркомании. Второе издание, исправленное и дополненное 2017, 264 стр
  5. Алкоголизм радость жизни или тяжелая болезнь — Кругляк Л. 2010, 152 стр
  6. Женский алкоголизм легко излечивается, просто надо уметь с ним работать — Сорокин Ю. 2018, 223 стр
  7. Мой созависимый плен + Алкоголизм + Свобода от зависимости (комплект из 3 книг) — Кругляк Л., Бережнова И. 2017, 880 стр
Аддикции: подходы в изучении патологических зависимостей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here